Нет, уже ничего не получается разобрать. Остаётся лишь цепляться за идею о выживании, которое не знаешь, чем обеспечить. Или… ей его уже обеспечили?... читать далее

рейтинг проекта: NC-21                  Дата: 5 год эпохи перерождения, конец весны
жанр: авторское фэнтези система игры: эпизодическая

16.06.24. Анонсируем также донабор в событийный квест "Голод". Необходим ещё один участник! Откликнись!
16.06.24. Активистам выданы их монетки! Как и тем, кто запрашивал выплату! В этом месяце также анонсируем расширение ассортимента магазина, можно будет купить своему персонажу больше плюшек, а также обучить новые заклинания, потратив на это монетки.
12.06.24. Настало время голосовать за лучший пост прошлого месяца! Бежим по ссылочке! Клик тут. Необходим ещё один участник! Откликнись!
. Время до 15 июня (включительно!)
16.05.24. Поздравляем неповторимую и великую Иникс, шкодливую ящерицу с победой в номинации "Лучший пост апреля". Достойнейший победитель! Ну, и ты! Да, ты! Держи планку выше и ждем именно твои посты в следующем голосовании!
03.05.24. Наступила пора голосовать за лучший пост апреля! Бонусом поздравляем топ 5 активистов прошлого месяца с пополнением кошельков! И, конечно, желаем всем нашим игрокам приятных майских праздников, хорошенько отдохните и насладитесь теплыми солнечными деньками!
20.04.24. Поздравляем бодрого Ви, Воробья с победой в номинации "Лучший пост марта". Ох и зажег же он весенний сезон!
05.04.24. Начато голосование за лучший пост марта! Тема с голосованием. Победитель получит аж 20 монеток! Ехехехе.
16.03.24. Разыскиваем пропавших игроков! Просьба людям из списка отписаться в теме розыска.
15.03.24. Поздравляем самого активного падшего ангела Азраила с победой в номинации "Лучший пост февраля". Ура! Ура! Ура!
08.03.24. Открыт набор активных игроков в ГМ-помощники. Набор в пантеон Богов.
05.03.24. Добавлены специальная тема, где активные игроки могут вести дискуссию об организационных и игровых моментах проекта. Теневое измерение.
03.03.24. Начато голосование за лучший пост февраля! Тема с голосованием.
23.02.24. В гостевой раздел добавлена новостная тема с объемными новшествами проекта, где будет для удобства подытожена вся наиболее важная информация за тот или иной период.
11.02.24. Завершилось голосование за «лучший пост января». Поздравляем Рэйвена фон Блитцера, лучшего автора января! Красуйся на главной странице! Желаем всем авторам побольше вдохновения, продолжайте нас радовать своими творениям!
30.01.24. Можно голосовать за лучший пост в январе! 1 февраля выйдет обновление лора, новые расы добавим и квесты. Решили, что будет лучше, если начать со старта нового месяца, чем в самом конце месяца. Так красивее! И символичнее!
13.01.24. Обновлен классический синий дизайн проекта, а также добавлены две новые расцветки! В скором времени ожидайте крупное обновление сюжетной арки, новые расы и прочее. Спасибо, что остаетесь с нами, а мы продолжаем развиваться и расти вместе с вами в новом 2024 году!
07.10.23. Удалены неактивные профили игроков, которые так и не написали анкету. Освобождены некоторые акционные роли в связи с длительным отсутствием игроков в сети.
11.09.23. Открыт набор на второй сюжетный квест!
19.08.23. Открыт набор на первый сюжетный квест!
16.08.23. В ближайшие дни откроется набор игроков на первый сюжетный квест.
15.07.23. Мы открываем свои двери перед вами, новые души! Перед вами дивный проект Эфирион, что постарается стать для вас новым домом. Просто доверьтесь нам и окунитесь в атмосферу безумия, романтики, грехов, приключения, комфорта и всех возможных температур. Спокойно изучайте информацию из хранилища, отдыхайте после этого, болтайте и становитесь полноценными жителями нашего, а значит и вашего проекта!

Эфирион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эфирион » Сюжетные квесты » Грех взывает во мне


Грех взывает во мне

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Тип эпизода: Закрытый
https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/12/239857.png

Место: Земля, забытые пустоши

Дата/время: Месяц до текущих дней, начало вечера

Краткое описание эпизода:
Вновь соединив Энтерру и Землю порталами, Ева насытила оба мира большим количеством эфира, чем ранее, ведь частицы с Земли теперь попадают в Энтерру, и наоборот. Это насыщение даровало некоторым расам новые способности, так как телу нужно было как-то адаптироваться к новым условиям. Опытные демоны получили возможность на время принимать демоническую форму, но вместе с этим у них появилась загадочная, необъяснимая и скорее инстинктивная тяга к Земле. Была отобрана специальная группа демонов, чтобы выяснить, что же их так притягивает.

Поставленные задачи:
● Определить источник, взывающий к демонам.

Участники: Винсент, Шарх, Сариэль, Азазель, Авелара

+4

2

Важная информация: поменялось время, когда проходит эпизод. Очередность можно по желанию менять, но она была выставлена, исходя из того, кто с кем пришел в эпизод. Сроки написания поста: максимум 5 дней, если не успеваете, то будете сдвинуты в очереди без доп. ожидания. Если и к новому времени не успеваете, то пропускаете "ход" (всегда).
Снаружи: Заслушивая пустошь.

https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/12/985813.png

В тот момент, когда границы между мирами стали лишь тенью их былого существования, когда воздух Энтерры и Земли наполнился новым, слившимся воедино эфиром, в самом сердце тьмы пробудилась древняя сила. Это пробуждение было не просто событием, а началом чего-то, что когда-то было вычеркнуто из истории. Древний зов, исходящий из глубин забытого времени, наконец нашёл свой путь к сердцам демонов Энтерры, пробудив в них непреодолимую тягу. Каждый демон, ощутивший этот глухой зов, разглядел в нём нечто большее, чем обычное приглашение. Это было как будто обещание дать ответы на вопросы, которые даже не были заданы. Один за другим, демоны начали своё путешествие к Земле. Каждый из них следовал невидимым нитям, которые тянули их к центру источника. Так началась эпопея, которая обещала не только испытать демонов, но и возможно, раскрыть перед ними тайны, способные изменить их взгляды на мир.

Зов - не просто звук или вибрация, а скорее чувство, ощущение, которое глубоко резонирует с душой избранных им демонов. Эхо древней силы, словно маяк, тонко указывающий путь к ядру таинственности. Он пробуждает в них глубокий интерес и необходимость действовать, даже исследовать, но также наделяет ощущением глубокой связи с чем-то величественным и древним, что лежит за пределами их текущего понимания. Зов указывает на древний, забытый уголок Земли, где сходятся невидимые линии магической энергии, создавая место мощи, сокрытое от глаз простых смертных и даже забытое самими Богами. Это место — тайная точка, расположенная в сердце непроходимых, затерянных во времени джунглей, где древние руины спят под покровом векового мха и лиан, охраняемые древними силами. Оно находится на стыке мировых линий, магических потоков, которые оплетают Землю, как сеть, соединяя её самые могущественные и энергетически насыщенные точки.

По мере приближения к забытому оазису, каждый демон начинал ощущать вокруг себя всё большее эфира, однако добравшись до входа в джунгли, всё успокоилось, словно бы ничего и не было. Единственным знаком отныне являлись цветы, что тут же на входе начали распускаться на глазах у каждого демона. По странным и необъяснимым причинам каждый подобный цветок индивидуально подстраивался под каждого демона, словно отражая суть его души. То было приглашением пройти во внутрь, в самое сердце мистических зарослей. Всё здесь окутано густым туманом, который играет роль вуали, скрывая от посторонних глаз тайны, что "возможно" хранятся здесь.

Попав внутрь джунглей, наши герои оказываются в мире, где время, кажется, находится в заморозке. Здесь наши герои сталкиваются с невидимой границей, заставляющей их вечно возвращаться в исходную точку - ко входу. Единственной же подсказкой являются многочисленные, обросшие растительностью монолиты, что встречаются на начальных этапах их пути внутрь туманного лабиринта.

Задача на концовку вашего поста: произнесите ОДНО слово в конце вашего поста, которое будет вашим ответом на загадку

Текст на первом монолите:
Где память кончается, мой путь начинается,
В пустоте я рожден, в ней же живу

Текст на втором монолите:
Через меня путь теряется, в пустоту всё превращается,
Прошлое и будущее, всё передо мной стирается

Текст на третьем монолите:
Мудрость веков уношу без следа,
Оставляю лишь тень, что прозвали грехом

Текст на четвёртом монолите:
Единственный грешник, что спит в тишине,
Ничто не храню, назови же меня

+4

3

[indent] Зависть обвел взглядом разношерстную группу и отступил в сторону, чтоб и прочим были видны слова на четвертом менгире. Вместе с предыдущими тремя двустишиями они складывались в строфы - то ли загадки, то ли песни.

[indent] Песня. Зов, что то терзал архидемона с тех пор, как мир изменился в очередной раз, то превращался в сладкий, едва одолимый голос мифической сирены, сейчас казался именно песней. Он был уже так близко, казалось, вот-вот зазвучат разборчивые слова прямо в его же мыслях, еще сотня шагов вперед, и он коснется самого познания. Он не знал, сразу ли другие распознали, чем являлось та тяга, что большинство из его спутников так же испытывали, но сам грех сперва пытался заглушать ее, потом топить - в вине, в бессмысленной и чрезмерной даже для него жестокости, и только потом заставил себя начать распутывать клубок.  Но, благо едва они попали на Землю, воображаемая нить натянулась и практически тащила их в перекрестие неведомых сил. Утратить направление не казалось возможным, компас внутри, ощущение направления сливались с сутью зова и каждый шаг он делал только затем, чтоб оказаться ближе источнику.

[indent] То, что манило демонокровых казалось важнее обычных распрей, позволяло закрыть глаза даже на то, что состав, которым они отправились, сложно было бы представить собравшимся в ради любой иной цели. Винсент отлично понимал, нет, чувствовал, что даже присутствие архангела среди них, не лишит их того, к чему демоны продвигались - это было за пределами их понимания, но неразрывно с ними связано, испокон времен. Грех просто догадывался, что и старшие братья чувствуют то же самое, а значит, Ноктис и понимал цену потенциальной ошибки, и указывать ему Зависть бы не стал, Азазеля бы одергивать не стал. Почему с ними была и Сариэль - архидемон понимал. На Авелару поглядывал со легким интересом - пришлось бы его сдерживать сильнее, но цель их экспедиции, по правде говоря, отвлекала от экзотичной подруги Гордыни внимание.

[indent] Линией, очертившей око энергетического шторма, стала граница зарослей, отделяющая засушливый пояс от яростных джунглей. После бездорожья пустошей, тут кипела жизнь. Лианы, пившие жизненные соки прямо из стволов других растений, раскрывались кажущимися архидемону прекрасными цветами прямо на глазах, достаточно было начать продвигаться в их направлении и их скопление словно очерчивало такую природную триумфальную арку, приглашая их войти.

[indent] - Наршерри, - Позвал Вир и перешел на неслышимую для остальных речь, касаясь сознания симбионта. Сколько он понимал, полуэльф - Шарх - был тут единственным, кто имел хоть какое-то представление о флоре и фауне Первого Мира. В конце-концов, он, в каком-то смысле, прожил на Земле много жизней. - "Я рассчитываю на тебя. " - в ментальном голосе легко было уловить благодарность за то, что Кийтал был здесь с ним. Учитывая все, что архидемон знал о своем спутнике, вряд ли решение вернуться в этот мир было для артефактора из тех, что принимают легко, быстро и просто.

[indent] Один за другим они входили в тень цветочной арки и углублялись в густой туман, чтоб начать бродить от вехи до вехи, обрывая с них старые вьюны. Свет солнца сюда словно не пробивался, ни чтоб рассеять полумрак, или сообщить о близости заката, ни чтоб разогнать марево. Словно они попали в безвременье, и, в очередной раз выходя к цветочной арке, Вирокс все сильнее в том убеждался. И не стеснялся делиться с остальными своими ощущениями и подозрениями - не потому, что жаловался, а сразу предупредил: они не знают, чего ожидать, и возможность сравнить ощущения и понимание ситуации может оказаться для них серьезным преимуществом в попытках осознать до того непостижимое.

[indent] - Это последний, мы ничего не пропустили? - откидывая оторванную от камня плеть лозы, грех перебрал в памяти три предыдущих текста. - Если это загадка, мне на ум приходит только что это сон... Мы тут и бродим как во сне.

Подпись автора

User manual
pull the trigger
Give me one more shot

+5

4

Сузив глаза, полукровка обшаривал взглядом ближайшие кусты и заросли, выискивая возможную опасность. Остроконечные уши подрагивали, улавливая шорохи забытых джунглей. Сейчас он как никогда походил на того хищника, которым, по сути, и являлся. Граница между цивилизованным полукровкой-артефактором и симбионтом, несущим в себе паразита, неуклонно размывалась, сминая маску и проявляя истинную суть Наршерри.
Тонкие ноздри нервно раздувались, отфильтровывая сотни запахов, приносимых цеплявшимися за ветви и листья клочьями густого тумана. Прелая листва. Налитые соком ягоды, стелющиеся по земле. Влага, скопившаяся на поросших мхом стволах деревьев. Ни один запах не оставался незамеченным.
Зов пронизывал до костей, выкручивал суставы и завязывал внутренности узлом. Глубокое, всеобъемлющее ощущение невиданного могущества. Древнего. Таинственного. Пришедшего из безвременья. Он не имел ничего схожего с тем, что было известно полукровке. И все же он находил в нем нечто знакомое. Зов шептал ему так, как когда-то шептала в его разуме Королева. Самое могущественное существо огромного улья. Хозяйка. Мать всех тех, кто защищал, заботился и оберегал. Забытый шелест пробуждал в симбионте картины давнего прошлого. Он вспоминал. И с каждым новым, выкристаллизовывающимся из плотных покровов памяти видением, тяга к оставшемуся по ту сторону мертвому миру становилась сильнее и настойчивей. Ему хотелось вернуться. И он вернулся, шагнув в зыбкую пелену портала следом за Грехом Зависти и теми, кто решил раскрыть тайну терзавшего их Зова.
Когтистые пальцы коснулись монолита, прослеживая линии начертанного на нем текста. Невесомые прикосновения, настолько легкие и невесомые, что едва ли можно было предположить, что каждая буква будет осмыслена. Но… чувствительности подушечек увенчанных острыми когтями пальцев было достаточно, чтобы их обладатель не только «считал» каждое из четырех двустиший, начертанных на встреченных ими монолитах, но и понять их смысл, сложив в единое целое.
- Вир… – выдохнул Шарх, вскидывая голову и поворачиваясь к Зависти. Заострившиеся черты лица, кожа, натянувшаяся на тонких костях черепа сорвали маску цивилизованности, явив истинную суть полукровки. – «Я сделаю все возможное... и невозможное тоже…»
Клочья тумана ползли земле, укутывая травы и деревья в изменчивую пелену. Контуры деревьев, лиан и камней расплывались, сливаясь с зыбкой дымкой.  И лишь причудливо яркие бутоны, раскрывавшихся перед ними цветов. Они блуждали в мареве сизой дымки, мягким сумраком окутывавшей джунгли, чтобы в очередной раз выйти к арке, укрытой яркими цветами.
Заколдованный круг.
- Ничего, - эхом отозвался Шарх, отдергивая пальцы от монолита. – Этот последний…
Память выстраивала строчки двустиший, тасуя их, словно карты и складывая в невероятные комбинации.
Мгновение…
Губы симбионта разомкнулись, складываясь в одно единственное слово.
- Время…

Отредактировано Шарх (2024-02-16 23:21:18)

+5

5

Информация. Самое ценное, что может существовать в Мире. Ноктис никогда в этом не сомневался и этот зов, пробирающий до внутренностей, скользящий по позвоночнику и будоражащий самую глубину сути, лишь подтверждал исконные мысли. Нутро архидемона жаждало исследования и нового знания, но двигаться самому было слишком лениво, ведь на руках сурового Ками так удобно. Лишний раз лениво обхватил того за шею, приближаясь к уху : "-ненадолго покину тебя...- тихий шепот и , одновременно с этим, потерся о щеку архангела и спрыгнул с рук.
Медленные шаги приближали к чему-то особенному, словно, тайна чего-то древнего будет вот вот раскрыта. Да только ничего не изменилось, кроме того, что энергия вокруг ослабла и возникли некие Стеллы, рядом с которыми расцвел цветок. Чем ближе подходил к нему, тем сильнее тот распускался. Черный, с алыми каплями крови по краям, стремился навстречу проходящему, словно готовый сожрать того, кто подойдёт ближе
Хотя внешне создавал впечатление строгости и темноты. Хищный цветок, это просто прелестно. Не долго думая, прокусил собственный палец, капая на раскрытый бутон парой капель своей крови. Угадал, цветок жадно впитал в себя, меняя черный цвет на багровый, насыщенный.
Окружающая атмосфера навевала давно забытые воспоминания, что редко возникали в памяти. Прошлое, что связано с учителем, родными и грехами. Душу пронзила нереальная боль, словно в сердце вонзили один из семи ледяных шипов. Ноктис согнулся там, где стоял, стараясь утихомирить сознание и избежать паническую атаку. Да, смерть его наставника, так и осталась серьезной травмой. Множество долгих лет старался забыть то, что произошло тогда и чему стал свидетелем, но так и не смог. Феноменальная ли память виновата? Или, все дело в том, что не мог отпустить чувства? Лень не был склонен привязываться к кому-то или испытывать иные чувства, кроме интереса, гнева, похоти и голода. Все остальное было выжжено давно, но при воспоминании об учителе, что-то начинало ворочаться внутри, разъедая нутро и сильно бьющее по менталке. Нынешние события, казалось бы, наоборот бредят старую рану. Этот цветок отражал истину. То, что сокрыто в душе Ноктиса. Тьма и кровь, при этом ни капли того, что могло бы осветить путь в кромешной тьме. Возможно, потому, что в душе все было именно так, связался с ангелом, сожрал его воспоминания, заключил контракт и даже, временами, ощущает эмоции того. В той самой пустоте засияла маленькая и хрупкая путеводная звезда. Вот только настолько хрупкая, что мог разбить ее любым не верным движением. Хотя внешне, этот двухметровый патлатый отличался крепостью тела. Знал не по наслышке.
Потряс головой, откидывая эти глупые мысли, словно наваждение и осмотрел окружающих. Братья, их партнёры, и даже затесалась суккуба, от которой уже много лет нервно дёргался глаз. Мысленно поблагодарил провидение за то, что хотя бы Лилит не явилась. Иначе бы пришлось тратить больше энергии, отвечая на подколы. Нет, Грехи- это семья. И свою семью он любил. Точнее... Хотел их любить
Медленно пролетел по воздуху мимо Винсента, отираясь о него телом и обвивая хвостом. Зачем? Почему? Нравилось ощущать тактильные прикосновения, осознавать, что живёт и... Перевел хитрый взгляд на Эля, проводя раздвоенным языком по шее братца Зависти, и отпуская того, медленно полетел ко стеллам.
Провоцировать архангела? Да, это вкусно. Ведь тот испытывает эмоции, а когда это происходит, на краткие мгновения, яркость таких эмоций и отпечатывается у самого Ноктиса.
-вкусно, как же вкусно. Дорогой, ты так холоден- призыв пернатого с избытком провокации. Их отношения вообще были странные. Даже с учётом того, что оба соединены контрактом.
Внезапно сознание пронзил некий щелчок, заставляя повернуть голову к надписям. Что-то требовало ответ, настойчиво, направляя на то, что дальнейшее расставит многое по своим местам и даст ответы на некоторые интересующие вопросы.
Перечитал текст несколько раз, но думать было так лень... Первая мысль была ответить- "я", да только подобный ответ, скорее, в духе его старшего брата- Гордыни. Зная, что не хочет провоцировать и переходить дорогу , крадя его, возможный , ответ...
- смерть- выдал второе, что пришло в голову. Так как Пустота, труп, грешник, Вера- все совершенно не то и не подходит к этому месту, что туманит сознание и ощутимо тянет к себе, вперёд. Все сильнее и крепче сдавливая удавку на шее, называемую интересом.

Отредактировано Ноктис (2024-02-18 15:31:21)

Подпись автора

Лень- это лучший из семи смертных грехов, потому что он мешает совершать другие шесть.

+5

6

[indent] Будь это иная ситуация, иное время то, вероятнее всего, архангел не был бы столь спокоен к своему нынешнему окружению. Всё его нутро сгорало от желания очистить это место от столь огромного скопления демонических сил, с которыми Камиэль боролся на протяжении многих тысячелетий. Вот только всплески этих эмоций тут же утихли, стоило демону на его руках, коснуться щеки. Иронично, что именно демон унимает желание убивать себе подобных.
[indent] Нокс спрыгнул и архангел почувствовал непривычную ему и нежеланную легкость.
[indent] - Подожду здесь, - произнёс Камиэль и облокотился о ближайшее дерево.
[indent] С этого места ему было всё отлично видно, его магия достигала демонёнка и в случае необходимости его можно будет защитить или быстро настигнуть, для той же защиты. Самое главное, он был не слишком близко к другим демонам, которые сегодня здесь собрались. Меньше шансов поддаться желанию истребления. Честно признаться, Камиэлю порой не хватало этого чувства, как и многих других, но лучше так, чем погрузится в пучину безумного желания очистить этот мир настолько, что в нём вообще никого не останется. Ещё не время буйствовать. Вот и пришлось заключить контракт с Ноктисом.
[indent] Блондин наблюдал за действиями одного конкретного демона с некой ирронией, ведь Ноктис, вероятно, пытался вызвать некую ревность в душе архангела. Ревность слишком человеческое чувство, да и назвать что-то или кого-то действительно своим, Камиэль не мог, а если этот кто-то полностью не принадлежит ему... Опыт был и он не привёл ни к чему хорошему, как выяснилось, поэтому и к действиям проказника, Камиэль не испытывал каких-то предвзятых чувств, хотя назойливое желание оторвать присутствующим голову, всё же успело нарасти, особенно тому, кого опутал неугомонный хвост.
[indent] Демон заметно провоцирует, но вызывает лишь снисходительную улыбку. Не стоит показывать присутствующим свою жажду, поэтому ангел решил не поддаваться на провокацию. А потом появились монолиты. Что-то столь сильно пропитанное тёмной силой не могло нести в себе хоть что-то благоприятное для этого мира, что был так любим Отцом. В этот момент ками даже был рад, что стал сопровождающим Нокса, ведь так он сможет предотвратить, если что-то пойдёт не так.
[indent] Беглый взгляд по тексту и перед глазами невольно мелькают образы, образы того единственного о чём в своё время мечтал сам Камиэль - забвение. Он вовремя взял себя в руки, поэтому не произнёс ни единого слова, но образ крепко засел в его голове. Не хотелось стать причиной наступления проблем, а подобные монолиты разили проблемами и тем, что кое-кто явно решит окунуться в них с головой. Хорошо, что архангел решил взять с собой меч, возможно он и не будет висеть без дела.

+6

7

Зов, что привел в это странное место, усиливался с каждым днём, когда суккуб находилась во внешнем мире. И никакая сила, не могла препятствовать тому притяжению, что влекло её к неведомому. Это чувство одновременно пугало и манило. В какой-то момент Сариэль оставила попытки сопротивляться, а может сыграло чувство природного любопытства. Оставив заведение и питомцев на доверенное лицо, она отбыла в сторону зова, с каждым шагом слыша его все более отчетливо. Демоница не думала куда и зачем она направляется и что ждет её дальше. Её влекло желание очутиться там, где внутреннее чувство обостриться, станет более явным и даст ответы, почему день за днем и ночь за ночью растет неведомое раньше чувство притяжения.
На точке собралась компания из тех кого она знала и тех кого нет. Архидемоны Зависти и Лени были хорошо ей знакомы, с одним она попала в приключения в прошлом, а с другим.. Хм.. Пожалуй, она его бесила или не знала как он к ней относился, и хоть не по крови, но черты ленности от "дяди" она определенно имела. Иногда даже задаваясь вопросом, а не кровный ли он родственник по одному из биологических родителей. Третий Архидемон - был приемным отцом - тем кого она и опасалась, иногда ненавидела, скорее всего по-своему любила и от которого постоянно сбегала. Впитала в себе некоторые его черты и жила так, как сочла бы нужным. Покрутив головой, не заметила "тети" Лилит. Возможно, её этот зов и не коснулся, как и остальных "родственников" отца и демонов в частности.
Странно было видеть светловолосую девушку подле отца и какого-то Архангела, судя по ауре, хотя и могла ошибиться с суждениями в силу возраста. Однако она быстро улыбнулась тому, кто был с Завистью, его Сариэль знала и помнила по общей ситуации. Поэтому приветливо кивнула полукровке с улыбкой на губах. Но волновало ли Эль это остальное и остальные? Ничуть! Больше всего её волновало то, что звало и манило в какие-то непролазные дебри с распускающимися цветочками, что манили сильнее, чем когда-то её манила свобода от "отца".
Наконец, она обратила своё внимание на монолиты, которые не особенно внушали доверие, однако, очень манили к себе какой-то непонятной силой и тайной, что была сокрыта, но так манила. Что именно манило демоницу - она не знала, но что-то интриговало. Вызывало мурашки по спине и заставляло следовать этому неведомому зову. Монолиты манили словно магнитом, Эль двинулась к первому и прочла высеченные на камне, а может и нет, буквы. Затем второй, третий и четвертый.
- что за ерунда? - пронеслось в голове, а мысли прыгали в голове, уже перебирая ответы на эти загадки или четверостишья, мешая хозяйке определиться окончательно. Она не знала какой ответ выбрать и что сказать.
Губы одного за другим складывались в слова, которые она не слышала или не слушала, витая в своих мыслях и погружаясь вглубь себя. Иногда ведь ответ стоит искать в своём сердце.
- Темный, помоги мне, - буркнула себе под нос Сариэль. Возможно собраться с мыслями мешала собраться дочерняя ревность к Азазелю и его спутнице. Возможно бесило то, что её, ту кого никогда не звали, а самостоятельно решала идти куда-то или нет призвала какая-то странная сила. Может молитва поможет демонице определиться с ответом, а может и нет. Снова взгляд на монолиты и на прочий состав, который присутствовал. Необходимо было дать свой ответ, а в голове и душе была полная каша, что не позволяла сосредоточиться. С ней такое бывало крайне редко, а может и никогда не бывало, что было странно, но не вызывало подозрений и негатива, возможно даже наоборот - блаженство и приятные чувства. Сариэль пока не определилась, поэтому пыталась сосредоточиться на четверостишьях.
- Тайна, - словно озаренная шепчет Сариэль, уверенная, что её слова будут услышаны тем неведомым.

+5

8

Ступая позади всей этой разношерстной компашки, даже за самодовольной ухмылкой, Азазель не утруждал себя попытками скрыть не добрую ухмылку. Шея одного из собравшихся и кажется излишне расслабленного в компании одного из архидемонов казалась Гордыне лакомой добычей. Почему бы не срубить глупую головешку небожителя, который был так неосторожен оказаться среди архидемонов, связаться с одним из них. Ранит ли демон чувства Лени, Азазелю не было дела до этого, просто потому что снизить боевую мощь этих святош было заманчив и логично. Рука даже потянулась к оружию, одно движение и минус проблема в будущей бойне, даже если один из братцев затаит обиду и предаст под тяжестью собственного горя. Просто шаг вперед, движение руки с мечом в ней и лезвие отделит голову, Азазель даже подарит ее на память своему братцу. Мысленно он уже не раз убил святошу по дороге, но глаза Авелары, потерявшие свое золото, но обретшие взамен красивый по мнению Аза черно-фиолетовый цвет ,говорили слишком красноречиво. Как и выражение лица, ведь движение к оружию не прошло мимо нее. Вздох демона был обреченным, кажется его лишали одной из любимых игрушек самым наглым образом. При остальных грехах. Когда еще кто-то мог увидеть послушного Азазеля душку.  Но Аз никогда не был душкой до самого конца, особенно при посторонних. Пусть взамен рукояти опасных для жизни предметов он и сжимал руку своей возлюбленной, приемлемый для них обоих компромисс.

Проходя мимо святоши, Азазель не почитал нужным задеть того плечом - Ах, прости-прости, я так увлекся лицезрением местной фауны, что просто не заметил тебя - язвительный тон и такой же взгляд, давно он не скрещивал клинки с кем-то древним и опытным. Но вот взгляд, что кажется жег Азазеля со стороны заставил по шее пробежать каплю холодного пота, Авелару Азазель порой боялся, слишком много рычагов влияния у нее появилось за их долгие отношения. Поэтому Аз поспешил удалится от раздражающей его небесной чистоты и света, убедившись что Ава идет вместе с ним. Решил уделить своеобразное внимание и своей падчерице. - Не у того ты помощи просишь, дитя мое. - вновь язвительный тон, отношение Азазеля к богам было всем демонам известно. Боги - ничто недостойное уважения и почитания.

Аз остановился рядом с Сариэль, рассматривая монолит без какого-то особого интереса. Азазель не любил загадки, не хотел он и заниматься тратой времени на раскрытие этих старинных замков, проще было прорубить себе путь и забрать то, что нужно и что влекло всех демонов в это место. Когда Азазель впервые почувствовал эту необходимость отправиться в путь, первое, что он сделал, это поинтересовался у Авы испытывала ли она тоже самое. Когда выяснил, что нет, это озадачило, он одно время даже пытался терпеть и не обращать внимания на этот позыв, но не смог. Поэтому и пошел, поэтому и позвал с собой Авелару, может это путешествие могло помочь и ей, стать сильнее, понять что-то еще и стереть немного белых пятен из мыслей и памяти. Хотя это уже и была не та Авелара, с которой он познакомился так давно. И Азазель сам приложил много усилий к той перемене, которая произошла с ней. Но сейчас не об этом. - Что думаешь? - спрашивает у Авы, повернув к ней голову. Сариэль по его мнению была слишком погружена в свои мысли и что-то шептала себе под нос, пока архидемон вновь рассматривал монолит.

"Есть ли там что-то, что могло бы мне пригодится?.."- даже ведомый непонятным чувством, Аз не забывал про свою цель, нелепую, но все еще владевшую им, пусть и ослабевавшую, вытесняемую присутствием в его жизни любимой женщины, которая знала или нет, но ловко вносила в его ориентиры и мировоззрение коррективы, постепенно, шаг за шагом. Усмехнулся в слух, стоит вспомнить о желании свергнуть бога, как мысли о счастье обнимали непонятным приятным теплом, словно пытаясь удержать от глупости своей заботой. Противоречие охватило сознание, снова. В голове мелькали и сменялись образы. Тепло, радость и счастье, что в один момент красивой картиной предстали перед внутренним взором исчезли, охваченные пламенем, неслышными никому криками боли, лязгом стали и взрывами магических атак, когда существа населяющие их мир вновь схватились в битве друг с другом. Пламя, дым, кровь. Все это отразилось в его взгляде, ему словно демонстрировал эти картинки монолит, холодный и бездушный, но словно имевший свою непонятную власть над тем, кто хотел стать лучше всех. Картины битв, где нет места счастью и любви. Все это гибло в хищном оскале видения Гордыни, ведущего легионы темных существ, порабощая мир во имя себя по настоящему бессмертного и всесильного. Краски очередной кровавой бойни. Новой в... - Война. - произносит внезапно, слово будто выхватили из его головы, вырвали, кинув на алтарь и принося в жертву этому мертвому холодному камню, что словно божество потребовало приношения. Моргает, краткий взгляд бросает на Сариэль, а потом вопросительно посмотрел на Аву, пытаясь понять, какого черта он сказал это слово в слух.

+5

9

Солнце может быть разным для восприятия. Облака помогают укрыться от слишком ярких лучей этого святила, смягчая напор света, пока дождь может слизать ожоги на земле и растениях. Мягкое и теплое, возможно даже какое-то загадочное в своей легкости, и Авелара тоже уже не была тем солнцем, что беспощадно высушивает, светя ярко-ярко без возможности остановиться. Она идет спокойно, без бурной реакции на новые лица, как может показаться на первый взгляд, учтиво кивая головой каждому, кто включается и присоединяется к «походу», хотя откровенно...желала встретить хоть одного знакомого.

Конечно, Азазель многое рассказывал о своих братьях и сестрах – упустим тот факт, что делал он это из-за желания самой Авелары – поэтому Омиками знала о некоторых куда больше, чем те о ней. Их взгляды, брошенные в сторону спутницы второго по старшинству архидемонов, не выдавали в них знаний о ней самой, если, конечно, они не делали такого вида специально; этот вариант был маловероятен, ведь Гордыня не раз демонстрировал свое желание укрыть свою возлюбленную от всего, что только могло бы быть, поэтому и сокрыть свое счастье он вполне мог от других грехов. Чего таить, демон бы с радостью жил где-то под землей, контактируя лишь с одной Авеларой для угоды своей собственнической натуры, отгородив девушку от любых лишних глаз. Поэтому Омиками была уверена – другие Грехи точно ее не знают, в точности как другие попутчики.
Ее взгляд встречается с заинтересованностью второй девушки среди этой толпы мужчин, которая, кажется, была удивлена встретить кого-то рядом с Азазелем. Авелара не раз уже успела столкнуться с подобной реакцией, ибо как показывает практика – Гордыня не особо влезал в серьезные отношения, а уж кого-то так держать за руку во все могло быть нонсенсом. Но, как говорится, до поры до времени, и вот архидемона приходится немного «приструнить», сжав его руку сильнее обычного, дабы усмирить кровожадность.
Подобная реакция мужчины была редкостью в ее компании, из-за чего на лице девушки промелькнула тень удивления, стоит глазам не без капли заинтересованности рассмотреть объект «страсти» архидемона, которого Азазель еще толкнул в плечо.
- Просим прощения, в следующий раз мы будем внимательнее, - успевает произнести Омиками беловолосому мужчине, чья аура явно выделала в нем существо не слабого и простого. Она специально делает акцент на последних словах, передавая суть произнесенного не только мимо проходящему, но и самому Азазелю, который мог понять – девушка очень недовольна. И это недовольство было ярко выражено в тени ее глаз, когда те начали откровенно прожигать дырку в его голове, - Детский сад Ромашка, - вздыхает у себя в голове, качая головой на такое поведение своего возлюбленного даже в такой непонятной ситуации.
После того инцидента пять лет назад многое изменилось в мире, а вместе с тем и сама Авелара. Предложение «погулять» по Земле выглядело интересным, ведь слишком любопытная натура не угасла спустя года, однако ей теперь приходилось бороться с расчётом и анализом ситуации – теперь Авелара не лезла в гущу событий, как бы не хотелось, ибо подобный шаг может сделать только хуже. Всем. Подтолкнуло ее больше всего, то, что Азазель чувствовал какой-то зов. Странность и переживания. Ава знала, насколько архидемон силен, но и пазлы не складывались в четкую картину, чтобы отпустить его одного. И пока ничего не смогло унять эту тревогу, хотя пейзажи вокруг выглядели невероятно и красиво. Единственное, приходилось периодически следить за всем, что было под ногами, ибо еще в начале пути Ава успела споткнуться, чуть не клюнув носом землю, из-за чего она не была в числе тех, кто первый ознакомился с монолитом.

Они становятся рядом с той девушкой, с которой Авелара встретилась взглядом, подарив ей дружелюбную улыбку – без слов, дабы не нарушать атмосферу задумчивости, но не без внимания.
- Хм? – однако, Азазель подает голос, интересуясь ее мнением. Омиками приходится взять паузу, тоже погрузившись в омут раздумий, бегая глазами в прочитке загадок, - Я бы предположила, что речь идет о Грехах, но количество монолитов не складывается. Да и связаны ли ответы с архидемонами....скорее что-то приближенное, хотя на двух последних монолитах есть слова о грехе, - она указывает рукой на два последних монолита, после пожав плечами – точного ответа девушка пока не может дать.
Между ними родилась пауза, которая появилась из-за отсутствия ответа. Авелара еще не слишком долго жила в этом мире, чтобы обладать обширным количеством знаний для быстрого решения загадок, из-за чего она многое не могла сравнить, проанализировать, припомнить. Это все равно что загадать 2+2 тому, кто не знает чисел. Утрировать можно еще сильнее, однако суть была таковой, что для Омиками ответ давался...нелегко, по крайне мере на ум точно сразу ничего не приходило, чего не скажешь об Азазеле.
Его рука неожиданного начала дрожать, а после – сжимать ладонь девушки куда сильнее. Вырвавшись из омута раздумий, Ава сразу глянула на своего спутника, уже не скрывая тревоги и переживания, пытаясь, найти его глаза. Слетевший ответ с его уст пока был меньшим, что волновало, пока демон сам не вернулся к ним обратно, глянув сначала на знакомую рядом, а потом на Омиками.
- Все хорошо? – спрашивает, второй рукой осторожно коснувшись его руки, начав нежно наглаживать. Кажется, Азазель так увлекся, что дал ответ сам того не зная, погрузившись в омут пережитого.
- Ты знаешь, а ответ вроде подходит, - улыбнувшись ему переводит взгляд на монолит, подставляя ответ на загадку. Периферическое зрение зацепляет и соседний, утягивая глаза еще раз прочитать высеченное, дабы не отставать от архидемона.
- Возможно хао.... – не успевает договорить, как желудок неожиданно подает свой голос и перебивает, бурчанием затмевая возможный ответ. Авелара старается сделать максимально серьезное лицо, ведь с кем не бывает, но кончики ее ушей явно чуть покраснели, выдавая в ней смущение, - Голод. Пусть будет голод, - бурчит, поворачивая голову в сторону в надежде спрятать лицо любопытством рассмотреть общий антураж вокруг.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/78/10073.png

+5

10

Иронично, что ключ-слово назвал тот, кто больше всех по своей сути связан с ядром этого необычного места. Туман, который ещё недавно плотно окутывал всё вокруг, теперь начал медленно рассеиваться, словно разрываясь на тысячи мельчайших капель. С каждым мгновением он становился всё более прозрачным, позволяя вновь пробудиться жизни под своим покровом. Перед героями открылся вид на древние руины, окутанные мхом и лианами, которые, по всей видимости, оставались незатронутыми на протяжении многих веков. Сами руины не были большими, а скорее маленькими, если уж сравнивать с аналогами. Их площадь составляла порядка 25-30 квадратных метров. Стены, высеченные из камня, украшали размытые письмена и барельефы, изображающие сцены из жизни некой древней цивилизации. На одной из уцелевших частей стены можно было разглядеть изображение человекоподобного существа с крыльями, окруженного неизвестными искаженными фигурами с оружием. На другой стене была изображена одиночная фигура без крыльев, падающая вниз, окруженная мрачными облаками и молниями. Только вот времени для изучения практически не было, ведь буквально через пару минут раздался сильный грохот прямо под ногами наших героев.

Как только дрожь прекратилась, перед героями образовался широкий проход, ведущий в темное подземелье. Каждый демон в этот момент мог поклясться, что ощутил неразборчивый секундный шепот у своего уха, словно нечто ещё и коснулось плеча. Никаких образов, никакого физического контакта, никакого присутствия, но это чувство... будто с тобой играются, пытаются надавить на слабость, принизить. Только вот ноги не слушаются, а желание идти к источнику лишь усиливается, несмотря на все риски и страх.

Опустившись в подземелье по изношенным каменным ступеням, путники оказались в зале, стены которого украшали факелы, что тут же сами загорелись ярким зеленым пламенем, отбрасывая тени на сложные узоры пола. Каждый узор казался частью более масштабной и великой карты, сплетенной из бесчисленных линий и символов, которые могли означать как древние знания, так и магические формулы. Линии переплетались между собой, создавая геометрические фигуры и абстрактные изображения на религиозную тему, относящуюся по первым признакам больше к светлому Богу.

В центре самого зала стоял алтарь, на котором располагался небольшой камень невероятной красоты, излучающий тусклый желтый свет. Воздух в подземелье был прохладным и свежим, что было странным для столь древнего места. Вокруг даже лежало разбросанное оружие и скелеты, что намекало на то, что лучше бы повернуть назад. Однако, как только внутрь вошли все участники, проход намертво закрылся, а весь зал замерцал еле заметным энергетическим полем, защищая стены от магического урона, а также освещая полностью локацию, что раскрыло сокрытые во тьме массивные (около 7 метров ростом) каменные статуи. Каждая из восьми была уникальна: они держали в руках разнообразное оружие — от изогнутых мечей до тяжелых молотов, и были объяты в прочные и изящные доспехи. В тот момент, когда проход закрылся, глаза статуй загорелись тусклым, но явно заметным светом, пробуждаясь от векового сна. Этот свет освещал их лица, вырезанные из камня с таким мастерством, что казалось, они вот-вот заговорят. Однако вместо слов последовало медленное, но неумолимое движение: статуи начали оживать, постепенно поднимая свое оружие и поворачиваясь в сторону героев. Их шаги были тяжелы и уверенны, а взгляды пронизывали насквозь. Присутствующим было ясно, что это испытание, поставленное перед ними неведомой силой. Древние воины, ставшие стражами этого места, предлагали бой, который мог стать ключом к дальнейшему продвижению в глубины тайн подземелья. Или же, в случае поражения, они могли остаться здесь навеки, став еще одной легендой, погребенной под слоями пыли, паутины и камня. Да и нужно ли их вообще побеждать для прохода?

ДЕТАЛИ

Текущая задача: Выжить и пройти дальше.

Статуи

https://images-ng.pixai.art/images/orig/87fe4b80-01bd-4740-ac5f-bba5ca1c0cef

Важная информация: в конце зала, где ранее были статуи, есть довольно крупная дверь, над которой есть еле разборчивая надпись:
"Пусть прольется багровый свет детей на сердце Отца".
Выполните данное условие и проход откроется.

Статуи устойчивы к магии и довольно прочные, бьют больно и очень мощно, но только физическими ударами. Стены, двери, потолок и пол не пробиваются магией. Сломать статуи можно. Для атак используйте систему кубиков D20. То есть кидаем при атаке ОДИН кубик с 20 гранями. Если результат будет выше 13, то ваш урон успешно нанесен. Если ниже, то нет. Статуя падет, если ей снести голову или торс. Если игроки не успеют разгадать загадку, то статуи восстановятся после следующего поста ГМ-а. И уже начнут использовать магию, увеличивая шанс покалечить игроков после бросков кубика от ГМ-а.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/7/217629.png[/icon][nick]ГМ[/nick][status]Текущая задача: Выжить[/status]

+4

11

[indent] Винсент не ответил Шарху. Вслух. Но полудемон, без сомнения, чувствовал его легкое мысленное касание. Им слова и строгие или подбадривающие жесты украдкой не требовались, да и знали друг друга достаточно хорошо, чтоб глядя Наршерри, Зависть отлично чувствовал, как тот напряжен. Впрочем, не удивительно. Нервы натянуты были у всех, это было очевидно, и каждый на свой лад с тем справлялись. Кто-то - близостью к самому дорогому, как Гордыня со своей спутницей. Кто-то - провоцируя других.

[indent] - Ноктис, - Зависть ухмыльнулся и не возразил, когда братцев хвост захлестнул его талию, но и не поощрил никак братцеву игривость, направленную, к тому же, не на него. Забавы Лени с белокрылым, Винсента, как, наверное, и Азазеля, заинтересовали бы его только если включали бы в себя густой дождь из светлых перьев, паленых и окровавленных, или катящуюся отдельно от тела голову архангела. Интереснее было другое: Камиэль оправдывал свою Заповедь, может даже до безрассудства. Это Винсент уважал. Пожалуй, даже завидовал. Но это не меняло ситуации: Заповеди и Грехи испокон были врагами.

[indent] Кто-то искал силы вовне. Сделав пару шагов вперед, Винсент потрепал по плечу Сариэль, в отличии от Азазеля, одобривший тихие слова суккуба. Аз был прав в том, что помощь Темного Творца просить бессмысленно, особенно ныне, но не Светлого же упоминать миниатюрной демонице. Их создатель сделал для своих детей больше, чем ангельский - у них была свобода воли.

[indent] Один за другим, демоны и их спутники выдвигали свои догадки. Им даже не довелось узнать правильный ответ - тот даже и не прозвучал вслух, но внезапно туман перед ними начал редеть и таять, открывая их взглядам не только густую чащобу, по которой они блуждали чуть ли не наощупь неощущаемое здесь время, но и древние руины. Вир опешил, увидев их перед собой. Казалось, хоть и чуть ли не на ощупь, но они уже исследовали тут каждую пядь, и он был готов поклясться, что никаких руин тут не было, но вот они возвышались, древние, поросшие вьюнами и затянутые мшанниками. Древнее святилище, слишком мало для храма, украшенное потраченными барельефами, текстами неизвестного языка. Он остановился, разглядывая поблекшее от времени изображение - крылатая фигура, сражающаяся с врагами, и мрачно посмотрел на архангела, а после перевел взгляд на фигуру, низвергающуюся с неба, лишенную крыльев. Слишком очевидны были ассоциации. И далеко не факт, что справедливы.  Впрочем, как следует изучить руины не успели. Земля дрогнула под ногами, и архидемон взлетел на пару метров над землей, . Среди них бескрылых не было, если не считать Авелару, но о той мог позаботиться Азазель.

[indent] - Наршерри, тебя подхватить? - мысленно спросил он, зная, что полукровке не всегда удобно призывать крылья, а грохот, с которым разевалась почва под их ногами, запросто перекроет его оклик. Землятресение длилось недолго, мхи расступались, песок осыпался, открыв спуск в подземелье. И именно туда их дальше влек таинственный Зов. Даже больше. Демон вздрогнул, когда неразборчивые слова уже словно наяву коснулись его слуха, и чья-то невидимая ладонь мельком скользнула по плечу.

[indent] - Сариэль, иллюзии - это же по вашей части. Ты что-нибудь чувствуешь? - фантазмы суккубов не должны были проникнуть за щиты Печати Греха, но Зависти было совершенно очевидно, что не к нему единственному обратился этот призрачный голос. Какая-то сила забавлялась с ними, Первородными, не обращая внимания на ранги, злила, провоцировала. И манила вглубь, в темноту подземелья. Ступени, открывшиеся им, были стерты сотнями тысяч шагов, путь в потемках продолжался недолго, и вскоре они оказались в просторном подземном зале. Под ногами в зеленом свете магических факелов змеились линии древних мозаик, кажущиеся магическими сигилами узоры сплетались, и чем дольше Винс их разглядывал, тем яснее ему виделось, что шрайн посвящен был Светлому божеству.

[indent] - Суки, - тихо рыкнул в зеленоватый сумрак Вирокс, аккуратно продвигаясь в глубь зала. Выругался безадресно, но... Как удачно - а с ними как раз архангел, а путь назад отрезал напитанный эфиром купол. И все же, подобного умысла от Ноктиса он не ожидал, так что продолжал двигаться вперед, несмотря на древние кости под ногами. Лишь смотрел, можно ли определить, кому принадлежали скелеты и от чего они погибли: впрочем, не разглядеть на останках рубленных ран было сложно. Он вынул меч, тускло свернувший алой искрой, и шел в центр зала, подмечая нюансы, глядя и по сторонам, и на пол, и на потолок, но даже свежесть воздуха в подземелье вытеснялась в мыслях невероятной красотой желтого кристалла, мерцавшего на алтаре. И стражи: оживавшие на глазах исполинские статуи вооруженных воинов. Первые тяжелые шаги гулко разнеслись по залу, когда статуи, воздымая оружие, двинулись на потревоживших покой зала. Их было восемь, больше, чем вторженцев, и двигались они, для каменных изваяний, чертовски проворно. Бой обещал быть... самоубийственным, это архидемон понял сразу. Даже для них, даже если Камиэль поддержит схватку: девушки вряд ли могли дать отпор, а обилие скелетов на полу ясно говорило о том, что ждет схватившихся со стражами. Големы излучали мощь, двигались с проворством, какого не ожидаешь от камня, а их прочность, очевидно, соответствовала материалу. Полечь в неравном бою - это славная смерть, но Вирокс предпочел бы доводить до этого. На Наршерри он не оглядывался, и так отлично чувствуя его присутствие рядом.

[indent] - Они перебили всех, кто тут был, и на них ни скола. - Вирокс не считал, что это лишь тысячелетняя удача изваяний. Скорее они либо неуязвимы в принципе, либо могут восстанавливать повреждения. - Вон там! - едва видимая надпись над массивными дверями за спинами гигантов явно подразумевала новую загадку.

[indent] «Пусть прольется багровый свет детей на сердце Отца». Бессмыслица. Багровый свет. Зависть был Красным пламенем Хаоса, но если и были те, кто мог войти безопасно в святилище, воздвигнутое в честь Светлого Бога - вряд ли это были демоны, ему подобные. Да и он не был их Отцом. Впрочем, попытка не пытка, только надо было пошевеливаться, пока статуи до них не добрались. В свете зеленого мерцания магических факелов, багровым становилось все красное. Сердце... Камень в центре алтаря?

[indent] - Если это не подействует, Камиэль... - имя архангела выговорить было просто, сложнее - обратиться к заклятому, признать, что, может быть, демонам нужна его помощь. Винсент коснулся желтого кристалла, направляя в него толику своего эфира. - Окропи камень своей кровью, пока эти чучела не напали! - А сколько шансов было на то, что проникшими в храм будет белокрылый святоша?.. Вир старался о том не думать.

Отредактировано Винсент (2024-03-18 05:41:18)

Подпись автора

User manual
pull the trigger
Give me one more shot

+3

12

Полукровка перевел равнодушный взгляд на Ноктиса, кажется Вир именно так назвал демона, пролетевшего мимо и не преминувшего облизать Зависть не только языком, но и хвостом. Забавно. Грех провоцировал? Или пытался провоцировать? Только вот кого?  Своего спутника? Или самого полукровку? Ему было все равно. Твари, лениво проступившей сквозь белесую пелену, скрывавшую глаза полукровного эльфа, было совершенно наплевать на потуги Лени, к кому бы они ни были обращены.
Все, что было важно симбионту было передано через мысленное касание. Связь. Крепкая. Неразрывная. Именно это было важно для твари, сейчас чутко поводившей остроконечными ушами, улавливая приглушенные зыбким туманом далекие звуки. Все остальное… Тлен… столь же обманчивый, как и стелющийся по земле и цеплявшийся за деревья туман.
Один за другим присутствующие высказывали предположения. Симбионт фиксировал в памяти каждое слово, но ни одно из них не тронуло его. Лишь единственный раз он вскинул взгляд на суккубу, Сариэль, так ее звали, когда она высказала свой вариант отгадки. Коротко приподнялись уголки точеных губ, когда Наршерри едва заметно качнул головой, отмечая сказанное демоницей. Поморщился, скользнув взглядом по архангелу, но и только. Слишком красив. Слишком недосягаем. Неинтересен.
Мгновение тишины. Столь же зыбкие, как и все в этом забытом богами месте.
Мгновение… туман начал рассеиваться. Клубы, еще секунды назад бывшие столь плотными, что едва ли можно было рассмотреть очертание стоявших рядом, становились почти прозрачными, растекаясь по земле тонкой дрожащей пленкой. Но и она вскоре растворилась, словно ее и не было.
Теперь сквозь густые заросли, сплетённых между собой крон и лиан медленно и как-то неохотно проступили руины. Покорёженные временем стены. Полустертые барельефы и надписи. Потемневшие рисунки.
«И тут, эти… пернатые крысы…» - мысленно буркнул симбионт, внезапно ощутив дрожь под ногами. Остроконечные уши дернулись, прижимаясь к черепу.
Земля дрожала, обрушившись на тонкий слух твари оглушительным грохотом. Полукровка едва успел обвить хвостом, ощерившимся острыми шипами, ствол ближайшего дерева да вогнать когти руки в него же, когда земля содрогнулась вновь.
- «Не нужно, Вир.» - отозвался Шарх, цепко держась за дерево. – «Я справлюсь… К тому же… все уже заканчивается…»
Шорох песка. Треск рвущихся корней. Скрежет каменных плит. Затхлое дыхание воздуха, коснувшееся симбионта. Тот передернулся, выжидая, когда землю престанет трясти.
А еще был шепот. Едва уловимый, почти на грани слышимости. Он коснулся полукровки, оставив после себя чувство тревоги. А еще он вызвал неприятное ощущение, будто неизвестный шептун просто… забавляется, играя с ними. Это даже не злило симбионта, скорее… раздражало, как раздражает внезапная помеха, мешающая завершить начатое дело.
Но и это не могло остановить тварь, скрывающуюся под оболочкой хрупкого полуэльфа. Зов. Он рвал уши, вгрызаясь в сознание настойчивой тягой, требовал войти внутрь открывшегося зёва.
Прикосновение. Зыбкое и невесомое. И полукровка вздрогнул, передернув плечами. Забавы неведомой силы оставляли после себя зыбкое беспокойство.
Шарх перевел слепой взгляд на суккубу, едва услышав голос Зависти. Кивнул, толи подтверждая вопрос архидемона, толи ориентируясь на собственные мысли, и шагнул вслед за Вироксом, настороженно прислушиваясь. Короткая лестница, дыхание необычайно свежего воздуха. Шорох шагов за спиной. Тонкие ноздри трепетали, раздуваясь и просеивая множество запахов.  Хруст костей под каблуками сапог, и по точеным губам полукровки расползлась зловещая ухмылка.
«Кладбище… Никто не ушел отсюда живым…» - короткие фразы, тронувшие сознание Греха, лишь подтвердили его предположения. Шарх слышал шелест вынимаемого из ножен меча, но сам не спешил обнажать свое оружие.  Он слушал и осязал. Каждый вздох, каждый шорох, каждое колебание необычайно свежего воздуха, омывавшего его тело, были считаны и проанализированы.
Колебания эфира, вызванные формированием купола, были «услышаны» полукровкой сразу же, равно как и раздавшиеся гулкие шаги. Симбионт насчитал восемь пар ног. Злобный шорох воздуха, когда стражи начали медленно поднимать оружие, одновременно поворачиваясь к тем, кто потревожил их покой.
«Кладбище… Они и сотворили его…» - промелькнула быстрая мысль, пока обострившиеся до предела «сенсоры» фиксировали перемещение каменных статуй.
- «Верно, душа моя,» - отозвался Шарх, вслушиваясь в гулкие шаги. – «Но… я не уверен в том, что нам следует с ними сражаться… и побеждать их…»
Шарх, чьи глаза сейчас были затянуты белесой пеленой, не видел ни узоров, ни алтаря, ни желтого камня на нем, ни надписи над тяжелой дверью. И сейчас симбионт ориентировался на слова Вирокса, обратившегося к архангелу.
«Ну что же… быть может нам повезет и твои слова окажутся верными, сердце мое…» - кривая усмешка тронула губы твари, настороженно замершей на краю лестницы.
«Все мы дети Отца… Так или иначе…»

+3

13

Реакция Азазеля не была странной, скорее обычной. Демоны не верили, а уж тем более не молились Темному, но Эль шла вопреки. Ей было так комфортно и вообще - она девочка взрослая. Верит и делает то, что хочет! Мысленно послав "отца" в далекие дали и купаясь в своих мыслях, она даже не заметила что он занял место рядом с ней не забыв и о своей спутнице, кем бы она не была.  Её улыбка осталась без внимания ввиду задумчивости суккуба. Из уст каждого участника звучали слова. Для каждого они значили что-то своё. А может и нет, но Сариэль сказала то, что сказала. Что пришло в голову одним из первых и словно крутилось на языке. Но значения сказанному она не придавала ни своим словам, ни чужим.
Картинка стала меняться и это.. Напрягало! И сильно! от подобных перемен не стоило ожидать ничего хорошего или сказочного. Это путешествие переставало быть таким желанным, как вначале, а наоборот пугало. Так же Риэль испугало её первое перевоплощение во вторую форму, так же как и реакцию домочадцев. "Спасибо, благословила, тварь!" - подумалось тогда Эль и её домочадцем. Она привыкла к тому, что было от рождения, а тут... Еще одна форма, с которой владелица борделя так и не подружилась. Она и свои то способности не до конца развила, а тут еще и этот подарок судьбы.
У близких личностей, можно сказать семьи, крылья, рога и хвост вызвали бурную реакцию - кто-то ржал, как ненормальный, кто-то играл с хвостом, точнее с его пушистым окончанием, а кто-то тихо бесился из-за смены привычных рожек, сменившихся на иные.
Когда земля задрожала, вторая форма от испуга активировалась. Нет, Эль осталась собой. Только появились лиловые рога, точнее те что были, стали толще в несколько раз, подались вверх и чуть закрутились назад. За спиной выросли крылья на манер летучих или вампирских, того же оттенка что и волосы, а из штанов появился хвост, с забавной лиловой кисточкой на кончике.
- твою же Богиню, - выругалась она, подхватывая порывы ветра и стараясь чтобы полет не был "пьяным".
Более менее придя в себя, она услышала слова Винсента.
- я... еще мало практикую иллюзии в этом понимании. Но их не чувствую, эти твари точно не она... и.. - пытаясь сосредоточится на этих исполинах, что появились и ожили, пугали и сбивали с толку, - НИКАКОЙ МАГИИИ И ДЕМОНИЧЕСКОГО! - заорала она и начала в панике искать взглядом спутника дяди, который оказался в его "лапах".
- попробуй свою магию, вторую, может на тебя она не среагирует, - сказала суккуб, хотя не была уверена в своих словах. Хотя были сомнения, возможно стоило обратиться к ангелу. А может и вовсе прошмыгнуть пешком мимо этих каменных исполинов. И загадочная дверь...

+2

14

Загадки создавались для того, чтобы рано или поздно их разгадали. Путь, который начал открываться с медленно уходящим туманом, был создал для того, чтобы кто-то по нему ступил. Все свидетельствовало о том, что это место не было закрытым ото всех, приглашая ступить на новую тропу в неизвестность. Но если все так было хорошо, то почему Авелару не покидала тревожность? Стараясь думать логически, не упускать деталей, Омиками следовала за остальной группой, разглядывая руины.
Взгляд внимательно осматривал высеченные на камнях барельефы и письма, стараясь ухватиться за то, что будет понятно. Пока кто-то был на стороже, оглядываясь лишь из-за желания во время заметить угрозу, Ава не заботилась об этом, ведь Азазель бы точно подобного не допустил. Ее больше интересовала суть происходящего, причина «зова» и кто, или что так влияет на демонов. Она не хотела спешить, просто идя «куда-то», а хотела попробовать сначала найти ответы тут, в этих руинах. Может подсказку, намек, хоть что-то, остановившись около самых привлекательных и уцелевших стен.
- Похоже на падение? Будто кого-то повергли…или извергли… - самая первая мысль, которая родилась в головешке.
- Аз, возможно, что это…а? – не успев высказаться, земля под ногами начала дрожать, сопровождаясь грохотов из недр пониже. Демон, хоть и не видя серьезной угрозы, тут же подошел к ней поближе, демонстрируя свое желание защитить дорогое своему сердцу, хотя выражение его лица не особо изменилось – Азазель демонстрировал бодрость и даже насмешку, как бы насмехаясь над всем и вся. Не удивительно, ведь негоже это архидемону показывать свой страх, тем более на обычное землетрясение. Хотя, как позже оказалось, это было еще одно приглашение, но куда более мрачное, ведь новый путь был прямо в подземелье.
- Не самый лучший расклад. Мы считай сами идем в капкан, ведь замкнутое помещение не играет на руку, - вздыхает, глянув на Азазеля, который, кажется…что-то почувствовал? Омиками знала архидемона достаточно,  чтобы увидеть еле уловимую перемену в его лице и общей атмосфере. Чуть дернев за руку, привлекая внимание мужчины к себе, Ава задала немой вопрос одним лишь взглядом, на что последовал ответ:
- Кажется, кто-то решил с нами поиграть. Люблю игры. Я в них всегда выхожу победителем, - и, хмыкнув, тянет Омиками следом, дабы не отставать от остальной группы.
И чем сильней они погружались под землю, спускаясь по ступенькам, тем сильней становилась тревожность в сердце Авы. Не говоря уже об зеленом свете зажжённых факелов, что лишь сильней омрачали общий антураж, освещая останки павших от…чего?
- Не думаю, что они умерли от голода, - и тому свидетельствовали сломанные кости, черепа, подогревая слова про капкан раннее, - Их даже похоронить нормально нельзя… - секундная печаль, когда позади закрылся единственный путь к отступлению, запечатав их словно крышка от гроба.
Далее последовал купол, осветивший те места, куда не доставал свет от факелав, дав возможность глянуться на каменных воинов, что выглядели слишком…хорошо. Если сравнить самую запыленную, грязную вещь в этом помещении, которую несколько веков облюбовали пауки, то статуи, несмотря на паутину, обладали куда менее явными признаки своей «неживой» природы. Они были чуть почище, не столь запыленные да и вообще без единого изъяна, быстро показав, почему так, двинувшись с места.
И на этом, пожалуй, Авелара начала паниковать, теряя трезвость своего ума, которую она так долго закаляла все эти годы. Азазель же, как один из самых закаленных воинов этой группы, не шибко растерялся, достав один из своих вееров и закрыв собою Омиками. Но, каким бы закаленным воином он не был, архидемон не собирался защищать кого-то еще, лишь уводя свою подопечную в самые безопасные места сражения, как будто не собираясь вступать в бой. Со стороны это можно было как угодно расценивать, но зная Азазеля, он верил в своих знакомых достаточно, чтобы те постояли за себя самостоятельно, пока он сам занимался защитой Авелары и пытался оценить ситуацию по достоинству.
- Возможно ли, что наши действия выпускают того, кого тут заточили…?

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/78/10073.png

+1

15

[nick]ГМ[/nick]

Первая статуя, державшая в руках массивный молот, подняла своё оружие высоко над головой и с оглушительным грохотом обрушила его на землю. Пол под ногами задрожал, и в воздух поднялись каменные осколки, разлетаясь в разные стороны, чудом не задев присутствующих. Остальные статуи тоже не отставали, каждая атаковала с невероятной силой и ярой нацеленностью уничтожить незваных гостей. Герои метались по залу, уворачиваясь от мощных ударов, которые разрывали воздух и разбивали каменные полы. Статуи двигались медленно, но их удары были неотвратимыми, и любое столкновение могло оказаться смертельным. В один момент, одна из статуй, держащая массивный щит, шагнула вперёд и нанесла удар по земле, создавая ударную волну, которая сбила нескольких героев с ног.

Ближе всех к эпицентру ударной волны оказался Камиэль, пытавшийся приблизиться к кристаллу, чтобы окатить его своей кровью. Архангел знал, что это мог быть их единственный шанс. Быстро порезав ножом ладонь, он стиснул кулак, чтобы выдавить несколько капель своей святой крови, пытаясь всё это время не попасть под удар, ловко пробежав под ногами статуи. Как только первые капли крови коснулись поверхности кристалла, в воздухе раздался низкий, гулкий звук. Кристалл начал светиться ярче, его свет разливался по всему залу, заполняя пространство мягким, золотым сиянием. Энергетическое поле, защищавшее стены и статуи, замерцало и стало ещё более заметным. Загадочная дверь вдали комнаты начала приоткрываться, но лишь немного. Кровь продолжала стекать по камню, но эффект не усиливался. Чего-то не хватало. Архангел выдавливал всё больше крови, но камень никак не реагировал. Тем временем Авелара и Азазель, заметив внезапное свечение кристалла, решили не терять времени и двинуться в его сторону. Практически достигнув своей цели, защитники локации резко усилились, став куда мощнее, крепче и быстрее, сделав девушку своей основной целью, почувствовав особую угрозу. Однако, один из скелетов, что валялся на пути, внезапно ожил, и в следующую секунду лезвие его ржавого меча стремительно прошло рядом с Авеларой. Она успела уклониться, но всё же острая кромка меча задела её запястье, оставив неглубокий порез. Авелара слегка вскрикнула от боли, и несколько капель её крови брызнули в сторону кристалла. В тот же миг зал озарился ослепительным светом. Казалось, что сам воздух наполнился энергией, когда кристалл активировался полностью. Свет становился всё интенсивнее, и под его воздействием стены начали дрожать, а линии и символы на полу засветились, создавая сложные узоры, напоминающие древнюю карту или же некую магическую формулу. На самом деле было достаточно сложно разобрать этот неизвестный язык. При этом статуи, до этого столь агрессивные, начали стремительно терять энергию.  Их движения замедлялись, а свет в глазах постепенно угасал, пока они вновь не превратились в безжизненные каменные изваяния.

Каменные блоки вновь задвигались, словно подчиняясь невидимой силе, и вскоре перед героями открылся новый путь, ведущий в следующую локацию. Путь, открывшийся перед героями, был узким и тёмным, освещённый лишь тусклым светом факелов, расположенных по стенам. Каменные стены прохода были холодными и влажными, покрытыми мхом и паутиной. Очевидно, что это место было заброшено за очень долгое время до прихода исследовательской группы. Старые каменные ступени выглядели изношенными и потрескавшимися от времени. Каждый шаг по ним отдавался глухим эхом в тишине подземелья, наполняя воздух мрачным предчувствием. Герои осторожно спускались, держа наготове оружие и внимательно всматриваясь в тьму впереди. Эхо и шёпот ветра создавали ощущение, что за ними кто-то следит. Каждый шаг вперёд погружал их в неизвестность, и с каждой ступенью мрак становился всё гуще. Наконец, ступени вывели их в обширный зал, сокрытый глубоко под землёй. Потолок был высоким, теряясь в тенях, а стены, покрытые древними барельефами и рисунками, казались бесконечными. В центре зала виднелось огромное углубление, заполненное странным, мерцающим светом, источником которого была непонятная энергия, словно живущая в самом камне. Воздух здесь был прохладным, но свежим, что удивляло героев, учитывая глубину подземелья. По краям зала стояли массивные колонны, украшенные замысловатыми узорами и изображениями неведомых существ. Казалось, что этот зал служил неким святилищем или местом древних обрядов.

На одной из колонн изображены сцены мирной жизни, наполненной гармонией и изобилием. Фигуры, схожие с людьми, но с крыльями, изображались среди пышных садов и великолепных процветающих городов, их лица излучали мудрость и благодать. Следующая колонна показывала начало тревожных событий. Фигуры, похожие на тех же ангелов, теперь изображались с оружием в руках, их лица были искажены гневом. Вокруг них — сцены разрушения и хаоса, как будто сама земля разрывалась от внутреннего конфликта. Третья колонна была самой загадочной. На ней можно было различить силуэт величественного существа, парящего над остальными. Оно было окружено ореолом света, но его лицо было скрыто тенью. Вокруг него, в подчёркнуто воинственных позах, находились другие крылатые существа, словно противостоящие ему. Однако, четвёртая колонна была разрушена. Перед тем, как можно было изучить её осколки, демоны и полукровки от демонов, находящиеся среди героев, внезапно замерли, впав в глубокий транс. В этом трансе они оказались в мрачном, потустороннем пространстве. Тёмная пустота окружала их, и лишь слабое эхо далёкого смеха разносилось в бесконечной тьме. Внезапно из этой темноты возникла огромная, зловещая рука. Её пальцы, длинные и когтистые, стремительно приблизились, и прежде чем кто-либо смог бы сопротивляться, рука схватила их. Огромная рука сжимала тела демонов и полукровок с неимоверной силой. Холодный, злорадный смех разносился по пустоте, пронизывая их души. Голос, глубокий и угрожающий, говорил с ними, требуя подчинения. - Вы ничто без меня. Подчинитесь, и вы обретёте силу, о которой даже не мечтали - раздавался шёпот, как будто он исходил из самой тьмы, проникая в сознание жертв. Всё это продлилось лишь мгновение, но этого было достаточно, чтобы послать явное сообщение - нечто в этом подземелье желало подчинить демонов своей воле.

Сделав небольшой перерыв и тщательнее осмотревшись, герои приблизились к углублению, в котором ощутили слабое дрожание, исходящее из глубины. Символы и письмена говорили о ритуале, необходимом для неизвестной цели. И, по-видимому, все три компонента нужно сфокусировать на углублении, в котором виднеется небольшой магический камень.

Три ключа откроют *неразборчиво*:
Первый — любовь Бога,
Второй — кровь врага, принесённая в жертву,
Третий — сила света и тьмы."

Цель игрокам

Думаем над решением загадки! И пробуем что-то!  https://forumstatic.ru/files/001b/d2/10/62204.png

+1

16

[indent] Винсент следил за приближающимися к ним, тяжело бухая по плитам и кроша попадающиеся под алебастровые ступни скелеты, статуи. Слишком грандиозные. Слишком целые, учитывая количество истлевших тут тел. У них не было шансов остановить всю эту охрану, проникнув к двери в дальнем конце помещения, даже если бы Ноктис отмер, а Азазель не поломился в дальний угол, явно намереваясь пересидеть схватку там вместе со своей подругой, как будто, если прикрыться веером, Стражи не обратят на тебя внимание. Сариэль, кажется, паниковала, но никто и не обманывался, думая, что от суккуба будет толк в драке, другим хороши. Оставались только они с Шархом и, как ни странно, спутник Ноктиса. Печати Мужества иначе ведь и не должно? Архангел услышал, и, как и Зависть, нашел в себе силы действовать сообща с заклятым врагом. Каждый из присутствующих отлично понимал, что благодарности пернатый за то ни от кого не получит. Еще четверо даже рот побрезговали открыть, даже чтоб что-то предположить, что могло бы их выручить из этой ситуации.

[indent] Это трудно был назвать боем. Статуи громили зал, пытаясь добраться до нарушивших покой этого мавзолея, и запертых теперь, как справедливо гнусили из  дальнего угла, с каменнными охранниками. Молоты, обрушивавшиеся из-под потолка, поднимали ударные волны, и, в какой-то момент, демон взлетел под потолок, вился вокруг тех, кто оказывался ближе к Шарху или Сариэль, отвлекая, а заодно давая шанс Камиэлю все же подобраться к алтарю. Как грех и надеялся, кровь светлого создания отпирала дверь и утихомиривала статуии, но... благодати в крови архангела оказалось недостаточно. Что может быть в этом мире святее, чем благие Заповеди, по крайней мерее в теории? Или это из-за контракта с Ноктисом архангел оказался осквернен? Дверь в конце зала лишь немного приоткрылась, даже не давая толком понять, смогут ли они туда протиснуться, прорвавшись сквозь строй не утративших агрессивности защитников.

[indent] Впрочем, не было счастья, так несчастье помогло. Азазель с его веерами оказался своей подруге никудышным защитником, и уютный уголок, откуда влюбленные собирались проследить за бойней, как будто сами бессмертные, пришлось покинуть. Это было какое-то невероятное совпадение, но Авелару так удачно ранили, что ее кровь брызнула на алтарь с кристаллом и Винсент разве что из-под потолка от удивления не рухнул: девица оказалась святее заповеди. Воздух едва ли не накалился, дрожал и гудел от эфирного напряжения, запечатывая древних исполинов. Путь был свободен.

[indent] Вирокс спланировал вниз, приземляясь рядом с Наршерри.

[indent] - Ты цел? Сариэль? - И, поколебавшись, архидемон кивнул Камиэлю, нехотя признавая его заслуги - рука белокрылого до сих пор кровоточила.

[indent] Следовало продолжать продвигаться вглубь храма, бездна знает, на сколько там хватит эфира из тех капель крови Авелары, что окропила кристалл. Они продвигались сырыми коридорами, тускло подсвеченными магическими - иные тут бы не горели вечность - факелами. Каменная пыль на изношенных плитах и ступенях, подтеки и мхи от сырости на стенах, но воздух, как ни странно, был довольно свежим, сквозным. И это, учитывая, как давно явно было заброшено святилище, демона только сильнее тревожило. Исподволь касаясь мыслей Шарха легкой тенью своего присутствия, как иные словно невзначай прикасаются к руке или плечу спутника, Винсент спускался по лестнице первым, понимая, что кроме них с полудемоном арьергард этой экспедиции и доверить было некому.

[indent] Лестница вела все глубже и глубже, пока не вывела в новый зал. Снова фрески и барельефы по стенам терялись в высоте потолков, но внимание привлекали даже не они, а все тоже свежее движение воздуха, хотя, казалось, спустились уже достаточно глубоко, чтоб воздух наоборот, не обвевал прохладой, а начинал теплеть, как в штольнях. Постигать очередное прочтение истории неведомыми древними художниками, преисполнившимися света, Греху не хотелось, тем паче даже проходя в центре, к кажущемуся эфирным бассейну, было отлично видно, какие белокрылые умницы, выстроили мир счастливого и благостного рабского процветания. Но стоило группе продвинуться вперед, как Вирокс почувствовал телергический вихрь, и видение поглотило его с легкостью, с какой суккубы проникают в разум сластолюбцев.

[indent] Темнота, в которой он пытался оглядеться, пустота, которую пытался заполнить, безвременье и отсутствие формы. Та воля, что свила себе здесь гнездо, притянула их сюда через сквозь миры, она была могучей настолько, что с легкостью сминала даже защиту, что ему давала Печать Греха. Она куражилась в бескрайней темноте, она обрела плоть и терзала его, сжимая в огромной ладони, как сам он мог бы стиснуть новорожденного цыпленка, и Вироксу было не до клятв верности или гордого негодования, он просто пытался выжить в той хватке, вдохнуть, а не ответить. Да и вряд ли кто-то сейчас хотел тот ответ услышать. И, раньше, чем осознал происходящее,  он распахнул глаза, вбирая свет энергетического  источника, мирно лежащего перед ними. В спазмированное горло ворвался свежий воздух и Зависть хрипло вдохнул, пошатнулся, и, моментально восстановив равновесие, повернулся к Наршерри. И снова их диалога никто не слышал:

[indent] - "Ты тоже видел? "

[indent] Чем дольше они находились в этом древнем подземном мавзолее, тем отвратительнее себя Зависть в нем чувствовал, хотя по-прежнему зов манил продолжать путь. Раз так, стоило пройти его как можно быстрее. Других выходов в помещении Грех не видел, хотя даже потолок проверил, и, подойдя к источнику силы, быстро пробежал глазами по строчкам. Учитывая уже пройденное и увиденное за эти несколько часов, выводы и ответы назревали сами собой, но, усмехнувшись, Винс резко шагнул вперед, явно намереваясь вытолкнуть Гордыню и Авелару вперед, направляя к месту силы.

[indent] - Вперед, разгадывайте. - процедил он. Старшего греха Зависть не боялся, даже если тот полезет в драку - Винсент не статуя, от него веерочком не укроешься, надеясь отсидеться в уголочке побезопаснее, в спину ударить не позволит Шарх. С Шархом же своими догадками неслышимо поделился. Сказал бы и Сариэль, что думает, да суккуб не могла услышать его мыслей. И отправился рассмотреть барельефы на последнем пилларе.

Отредактировано Винсент (2024-06-07 14:38:04)

Подпись автора

User manual
pull the trigger
Give me one more shot

+2

17

[indent] Статуи методично громили зал. Слышался грохот обрушивающихся на пол и стены молотов, скрежет покореженного камня. Пыль, поднятая ступнями и оружием каменных стражей, поднялась в воздух, чтобы осесть на одежде тех, кто потревожил их покой, да на самих изваяниях, грудах костей, стенах и полах огромного зала.
[indent] Сражаться с ожившими стражами… бесполезно. Они слишком целы… слишком грандиозны… и слишком мощны в своем стремлении уничтожить незваных гостей. Противопоставить им было нечего. Да если бы и было…  у них попросту не хватило бы ни времени, ни сил, чтобы утихомирить разбушевавшихся стражей. Все, что им оставалось, это уворачиваться от ожившего камня и пытаться добраться до заветного кристалла.
[indent] И Шарх побежал, лавируя между ногами стражей и успевая уворачиваться от опускавшегося на пол молота. Впрочем, содрогавшаяся под ногами земля мало чем способствовала устойчивому перемещению, но полудемону пока удавалось избежать «встречи» с оружием статуй.
[indent] Крик суккубы врезался в голову острой иглой. Девчонка паниковала. Впрочем, ее фраза не была лишена смысла. Попробовать эльфийский дар, что принесла ему кровь матери-эльфийки. Так почему бы и да. И симбионт кивнул девушки, показывая, что понял.
[indent] «Я попробую, племянница. Если не будет иного выхода…»
[indent] Его мысленная речь не могла достичь разума Сариэль, но этого и не требовалось. Теперь все его усилия были направлены на то, чтобы отвлечь стражей, пока Камиэль пробирается к кристаллу. Капли ангельской крови брызнули, окропляя, мерцавший булыжник. Дрожь.  Сияние, разлившееся по залу. Скрежет отворяемой каменной же двери. Мгновение, и все замерло. Архагенльской благодати оказалось недостаточно, чтобы открыть проход. Печально, однако.
[indent] Впрочем, помощь пришла откуда не ждали. Авелара… Девчонка была утащена Азазелем в самый дальний угол, где оба и намеревались пересидеть драку. Не вышло.  Статуи добрались и до уголка, где ворковали влюбленные, прикрываясь веерами. Уголок пришлось покинуть. Причем весьма спешно. Перестук древних костей, собравшихся в скелет.  Скрежет ржавого меча. Брызги крови. Авелару так удачно и вовремя ранило, что только и оставалось удивляться. Впрочем, свое дело кровь девчонки сделала, а полукровке только и оставалось удивляться тому, что девка оказалась божественней заповеди.
[indent] Воздух осветился, изваяния, потеряв энергию, вновь неподвижно застыли. Дверь медленно отворилась, открывая проход. Снова вниз.
[indent] - «Цел, душа моя…» - «шепнул» Шарх, последовав за Завистью во тьму открывшегося коридора.
[indent] Привкус пыли. Шорох паутины, висевшей на стенах. Запах гнилостной влаги и мха. И воздух… удивительно свежий.  Это настораживало.
[indent] Зависть шагнул в проход первым, и полукровка, пристроившись рядом, двинулся следом, совершенно не собираясь оставлять своего спутника одного. Тьма клубилась за его плечами, но симбионта это не пугало. Он привык. Привык к ее объятиям. И сейчас лишь криво усмехнулся, ощутив ее бесплотные прикосновения.
[indent] Коридор. Пустой и гулкий. Просторный зал. Такой же огромный, как и предыдущий. Или же это так только, казалось. Колонны, расписанные умелой рукой неведомого художника. И снова крылатые твари, несущие благоденствие смертным.
[indent] Шарх не успел рассмотреть барельефы. Дыхание эфира и его утянуло видение. Мрачное. Тревожное. Чудовищное. Тьма заполнила его разум, клубясь, словно незыблемый океан. Волна за волной. Все ближе и ближе, чтобы явить выплывшую из ее глубин когтистую, безобразную лапу, сомкнувшуюся на его теле. А мгновением позже пришел голос. Хриплый. Насмешливый и издевательски злорадный. Он шептал о том, что необходимо подчиниться. Что он не выживает без его помощи. Дыхание свежего, необыкновенно чистого воздуха омыло полукровку, развеивая видение, и Шарх вновь обнаружил себя стоящим в огромном зале, завороженно глядя на мерцающий энергией бассейн.
[indent] - «Да… Я видел, сердце мое…» - пришел «ответ» Наршерри. - «И увиденное мне не понравилось…»
[indent] Новые вопросы. Новые загадки. Чуткие пальцы симбионта невесом прошлись по краю углубления, ощутив легкое дрожание, тронули начертанные письмена, «считывая» текст. Понимание пришло практически сразу. Да и не было в тексте ничего сложного. Усмехнувшись, когда Зависть вытолкнул к бассейну влюбленных голубков Авелару и Азазаеля, Шарх скользнул в сторону, освобождая место.
[indent] - Кто я такой, чтобы спорить с вами и мешать вам, уважаемые… - мурлыкнул симбионт, разворачиваясь на каблуках и направляясь вслед за Винсентом. – Развлекайтесь…
[indent] Нагнав Греха, Шарх коротко «изложил» ему суть своих предположений, осторожно коснувшись его разума, посетовав, что не может «коснуться» суккубы. Он замер возле одной из колонн, и вот уже чуткие пальцы заскользили по камню, прослеживая контуры сложного рисунка.

Отредактировано Шарх (2024-05-24 11:33:54)

+1

18

Что волнует его в этой чуши, что творится вокруг? Архидемоны? Сбежавшая дочь? Нет, до них нет дела, все же персоны вроде сильные по логике вещей, чтобы защититься самим и защитить своих подстилок, надстилок и прочих сердечных дел существ, если нет, то сами оказались слабее, чем о них думали. Сари просто была с головой, хитрой и проворной и все же прошла через тренировки Аза не один десяток лет. Зачем волноваться о них, когда его защита нужнее другой, единственной кто его волнует. Силу надвигающейся на них хтони Аз тоже знать не знал, чтобы бросаться в бой и помогать тем, кто возможно будет потом плакать о горе своем и прочем. Поэтому когда по его оплошности или еще по какой причине Аву ранят, воспринимает он это болезненно, да так, что просто разносит его череп в пыль, хотя легче от этого кому мало будет. Он даже готов пуститься в этот пляс смерти с теснившими всех статуями, но поддерживает свою возлюбленную, пусть ее регенерация достаточно быстро помогла ране зажить. Зато у других все отлично, могут скакать от радости и своих совершенных умений, пока Аз оказался тем еще раздолбаем. Наверное зубоскалят остальные знатно, ведь так хотелось отсидеться, типично для хитрого Азазеля. наверное так думают эти великие умы, покрытые кровью и потом от драки, в которой выжили.

А заканчивается все так же внезапно, как и начиналось. И статуи какие-то вялые и путь каком-то новый им открылся, даже картинки всякие вырезанные в камне были тут и там. И фокусы всякие магические начались, когда что-то погрузило в транс и насылало видения, которые стоит заметить были весьма ощутимы, оставляли много дискомфорта и боли. И кажется, толи общей массой, толи каждый по отдельности, но все они оказались в тисках чьей-то злобной ручищи, обнимающей так крепко, что и сделать то ничего нельзя было. А на голос в голове, он бы даже с радостью язвил вслух, как обычно, да вот только ребра грозились сломаться. Поэтому оставалось лишь скалится, пусть и самодовольно и пытаться огрызаться мысленно. А когда это все закончилось, он снова сосредоточил свое внимание на Аве, все эти загадки и прочее ему были не интересны, совсем. Знай, что будет столько мороки с угадыванием головоломок, он, пожалуй, пересилил бы порыв зовущий его в это место.

- Дай проверю рану - обращается к Аве, держится с ней в стороне от всех, но рана, как обычно и бывало у Авы, затянулась, оставляя слабое напоминание, которое вскоре тоже пропадет. - В следующий раз, просто удержи меня дома, ладно? - уж Ава бы с ним справилась, за столько лет уже нашла для этого хорошие способы. Он даже может быть и наслаждался бы беседой с ней, если бы не одно взвинченное но, которое решило привлечь к себе внимание, надвигалось на Аза и Аву так грозно, что Гордыня даже бровь изогнул от удивления. Аз обернулся, прикрыв Аву собой, смотря на демона, решившего строить из себя внезапно получившего должность видимо командира. Аз не боится, Аз встает перед осмелевшим и смотрит на него немного сверху, чувствуя как его руку тянут назад ладони Авелары, словно удерживают от агрессии, значит драться не полезет, первым. Про себя вздыхает, ну как так можно пытаться избежать конфликта, если кто-то так и хочет получить по морде, все же и Азазель не колонна, которая не может сдачи дать, поэтому Азазель свободной рукой держится за рукоять клинка, немного обнажив лезвие, раз уж способные перерезать без лишних проблем глотку веера демона не впечатляют. Братоубийство не порок, особенно если угроза и нет доверия - Два шага назад - спокойно, даже не заинтересованно отвечает на чужой приказ. Уж начистить репу младшему греху Азазель может, хотя, кто знает, как там дерется этот завистливый демоненок и его прихвостень, может нападают шайкой и исподтишка. А может строят из себя крутых, обвешавшись побрякушками из зубов дракона, лишающего противника магических сил. - направь свой голосок в другую сторону, родственничек и командуй тем, кого с собой привел, тогда все мы проживем чуть дольше, чем один миг. И если хочешь что-то сделать, сделай это сам, а не требуй с других. - а на вякающее существо, воспринятое так исключительно из-за влезание в своеобразный недоразговор двух демонов, он даже не смотрит, пусть булькает себе и убирается с младшим грехом, хотя не будь тут Авы, Азазель бы с радостью вступил в драку, он все же существо гордое, во всем стремиться к совершенству и не знает границ, поэтому снести один демонический квартал, залив земли демонов кровью и ослабить военным потенциал демонов, почему бы и нет, все же за обиды, даже словесные, принято мстить и мстить страшно. Чтобы не расслаблялись конечно же. Но вернемся к здесь и сейчас. В общем Азазель четко дает понять, что приказы не прокатят, а Винс может со своими закидонами катиться по коридорам подальше от Аза и Авы ну или выдохнуть и начать конструктивный диалог, все же гордость тут не Винс, чтобы вести себя как девочка, которую обидели тем, что бросили драться в одиночестве. А вот убедившись, что поигравший в командира демон свалил в сторонку, забрав свое с собой и что Авелара в порядке, Аз без всякого интереса стал рассматривать окружение. Там еще текст какой-то был, он точно вспомнил, что тот попадался ему на глаза. Правда единственное, что в его голове было в ответ на загадку, это гвоздь. Хотя, вспоминая текст более отчетливо, не должен ли Азалель отрубить башку Винса, ведь вряд-ли рассматривает его сейчас, как союзника, а вот как врага вполне. Или вспороть брюхо ангелу, вот кто если не ангельская раса был самым настоящим врагом, хотя тот не переживал, что Аз защищал свою даму, а не резвился со всеми в общей компании. Взглянул на Аву, если ее кровь сработала первый раз, то...Мотнул головой, не хочет думать об этом. Осматривает потолки и стены. По его мнению лучше уничтожить все здесь, чем пустить кровь Авелары чтобы открыть очередную дверь или проход или еще что-то. А любовь бога это уж точно не к Азу, вряд-ли их отношения с темным можно было назвать полюбовными, а вот мысль об отрезанной голове Винса, который вроде бога почитал, ну очень назойливо ютилась уже в голове Аза. Легче было найти гвоздь. - А у тебя есть мысли на этот счет? - вновь обращается к Аве, взглянул на Сари, хотелось бы и ее послушать, но она кажется была поглощена изучением окружения.

Отредактировано Азазель (2024-06-07 19:28:38)

0


Вы здесь » Эфирион » Сюжетные квесты » Грех взывает во мне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно