Нет, уже ничего не получается разобрать. Остаётся лишь цепляться за идею о выживании, которое не знаешь, чем обеспечить. Или… ей его уже обеспечили?... читать далее

рейтинг проекта: NC-21                  Дата: 5 год эпохи перерождения, конец весны
жанр: авторское фэнтези система игры: эпизодическая

16.06.24. Анонсируем также донабор в событийный квест "Голод". Необходим ещё один участник! Откликнись!
16.06.24. Активистам выданы их монетки! Как и тем, кто запрашивал выплату! В этом месяце также анонсируем расширение ассортимента магазина, можно будет купить своему персонажу больше плюшек, а также обучить новые заклинания, потратив на это монетки.
12.06.24. Настало время голосовать за лучший пост прошлого месяца! Бежим по ссылочке! Клик тут. Необходим ещё один участник! Откликнись!
. Время до 15 июня (включительно!)
16.05.24. Поздравляем неповторимую и великую Иникс, шкодливую ящерицу с победой в номинации "Лучший пост апреля". Достойнейший победитель! Ну, и ты! Да, ты! Держи планку выше и ждем именно твои посты в следующем голосовании!
03.05.24. Наступила пора голосовать за лучший пост апреля! Бонусом поздравляем топ 5 активистов прошлого месяца с пополнением кошельков! И, конечно, желаем всем нашим игрокам приятных майских праздников, хорошенько отдохните и насладитесь теплыми солнечными деньками!
20.04.24. Поздравляем бодрого Ви, Воробья с победой в номинации "Лучший пост марта". Ох и зажег же он весенний сезон!
05.04.24. Начато голосование за лучший пост марта! Тема с голосованием. Победитель получит аж 20 монеток! Ехехехе.
16.03.24. Разыскиваем пропавших игроков! Просьба людям из списка отписаться в теме розыска.
15.03.24. Поздравляем самого активного падшего ангела Азраила с победой в номинации "Лучший пост февраля". Ура! Ура! Ура!
08.03.24. Открыт набор активных игроков в ГМ-помощники. Набор в пантеон Богов.
05.03.24. Добавлены специальная тема, где активные игроки могут вести дискуссию об организационных и игровых моментах проекта. Теневое измерение.
03.03.24. Начато голосование за лучший пост февраля! Тема с голосованием.
23.02.24. В гостевой раздел добавлена новостная тема с объемными новшествами проекта, где будет для удобства подытожена вся наиболее важная информация за тот или иной период.
11.02.24. Завершилось голосование за «лучший пост января». Поздравляем Рэйвена фон Блитцера, лучшего автора января! Красуйся на главной странице! Желаем всем авторам побольше вдохновения, продолжайте нас радовать своими творениям!
30.01.24. Можно голосовать за лучший пост в январе! 1 февраля выйдет обновление лора, новые расы добавим и квесты. Решили, что будет лучше, если начать со старта нового месяца, чем в самом конце месяца. Так красивее! И символичнее!
13.01.24. Обновлен классический синий дизайн проекта, а также добавлены две новые расцветки! В скором времени ожидайте крупное обновление сюжетной арки, новые расы и прочее. Спасибо, что остаетесь с нами, а мы продолжаем развиваться и расти вместе с вами в новом 2024 году!
07.10.23. Удалены неактивные профили игроков, которые так и не написали анкету. Освобождены некоторые акционные роли в связи с длительным отсутствием игроков в сети.
11.09.23. Открыт набор на второй сюжетный квест!
19.08.23. Открыт набор на первый сюжетный квест!
16.08.23. В ближайшие дни откроется набор игроков на первый сюжетный квест.
15.07.23. Мы открываем свои двери перед вами, новые души! Перед вами дивный проект Эфирион, что постарается стать для вас новым домом. Просто доверьтесь нам и окунитесь в атмосферу безумия, романтики, грехов, приключения, комфорта и всех возможных температур. Спокойно изучайте информацию из хранилища, отдыхайте после этого, болтайте и становитесь полноценными жителями нашего, а значит и вашего проекта!

Эфирион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эфирион » Сюжетные квесты » Мерцание Эфириона


Мерцание Эфириона

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Тип эпизода: Открытый (можно присоединяться к квесту уже после его начала, но заранее предупредите в ЛС о своем желании, чтобы случайно не сбить порядок постов)
https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/12/115538.png

Место: Эфирион, центр города

Дата/время: вечер 1 ноября, 1 год эпохи процветания

Краткое описание эпизода:
Город Эфирион готовится к грандиозному ежегодному празднику "Огни надежды", в рамках которого тысячи небесных фонариков будут запущены в небо, чтобы почтить память жертв войны, как некий символ надежды на единое светлое будущее. Торжественный марш-парад начинается с главной площади города, где собираются местные жители, наиболее важные персоны города и особые гости. Они делятся пожеланиями мира и солидарности. В этот день, когда небо наполняется мерцающими огоньками, происходит самое непредвиденное. Но что же это? Придется узнать. И как-то разобраться...

Для настроя

https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/12/668505.jpg

Участники: Азраил, Люмиэль, Дариан, Ванесса, Авелара
Желающие могут записываться. Правда, если и у вас набрано много эпизодов, то записывайтесь только, если уверены, что сможете своевременно все отписать. На данный момент будет предварительная регистрация на более-менее постоянных участников эпизода. Другие же тем не менее смогут присоединиться и позже, уже в процессе. Для этого в ЛС нужно будет отписать мне (Элериэлю), чтобы просто администрация была в курсе.

+3

2

Информация по очередности постов

Очередность постов указана в первом сообщении, где "Участники". Если кто-то хочет с кем-то поменяться, то без проблем. Можете обговорить между собой, если будет такая необходимость.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/2/230883.png[/icon][nick]ГМ[/nick][status]Вход к Эфирию[/status]

Та война была чудовищна, безжалостна, стирающая все возможные границы. Что такое пять лет для архангела, архидемона, да даже человека? Незначительная мелочь, которую зачастую и заметить то трудно. У кого-то притупляется восприятие времени, у других же жизнь лишена цветов, поэтому между несколькими годами и одним днем не существует стены. Вот только подобные катастрофы всегда оставляют следы - душевные травмы, страхи, нескончаемую горечь утраты и это далеко не полный спектр побочных эффектов. В один момент могло казаться, словно этот мир горит, а пламя настолько яростно и масштабно, что не хватит и целого океана, чтобы его остановить. Время не имело значения, ведь оно попросту сгорело внутри того бушующего пламени, как и доподлинная история тех событий. И тогда на костях, прахе и пепле был построен величайших город за всю историю Энтерры под названием Эфирион в честь кусочка ядра мира, что и по сей день наполняет наш мир магией.

И сегодня в этот волшебный вечер жители Эфириона приготовились к ежегодному празднику "Огни надежды", хотя может и не все приготовились, но оно и не важно. Главное - наслаждаться моментом, стать единым целым. На первый план выходит тьма, ведь город куда более оживлен, чем при свете дня, что сегодня играет лишь второстепенную роль декора. Семьи с детьми собираются в парках, наполняя пустоты жизнерадостным смехом. Один астролог даже объявил день романтики, увеличив количество свиданий и предложений руки и сердца в несколько раз. Тем временем повсюду уже начал разлетаться запах свежайших угощений, словно невидимое облако сладких и пряных ароматов. Веселые нотки корицы и ванили смешивались с ароматами свежеиспеченных изделий. Не говоря уже о том, что еда сегодня собрана со всех уголков мира, превращая эту съедобную мелодию в чарующее многогранное симфоническое произведение, доведенное до совершенства.

Главное событие дня начиналось на главной площади. Здесь, под вечерним небом, собрались местные жители, члены совета и важные гости города. Все ждали начала торжественного марш-парада, который будет своего рода вступительным аккордом перед одновременным запуском фонариков в небо. Жители нескончаемым потоком всё продолжали стягиваться к месту, но на удивление без толкотни. Кругом царила умиротворенная атмосфера волшебства, чего-то по-детски сказочного, но столь теплого, уютного, утягивающего в ностальгию и неописуемого одними лишь словами.

Кому не позавидуешь сегодня так это беднягам из ордена порядка, ведь именно эти ребята сегодня обязаны работать до окончания всего мероприятия, дежуря отрядами по всему городу без каких-либо выходных и возможности полноценно присоединиться к празднеству, но их дело благородное, поэтому грех жаловаться! Службу несут даже под землей, где находится бесценный осколок эфирия. Только вот что-то было не так... тишина, да. Обычно у кристалла тихо, но что-то было не так.
- Какого хера мы должны охранять этот кристалл? Почему в такой день нельзя отправиться вместе с семьей покайфовать, а? Ну или... в более теплое место, если ты понимаешь, о чем я. - задорно поиграл бровками один из стражников в сторону своего товарища по службе.
- Блэйк, харе, а? Работа есть работа. Сомневаюсь, что у тебя вообще есть семья в этом городе. По шлюхам пройтись ты и в любой другой день сможешь. Отчасти я тебя, конечно, понимаю, но и ты должен понимать, что это важная задача. Мы здесь не просто так свои яйца натираем, если что. Это очень важный объект и если с ним что-то случится, то нам просто пиздец. Катастрофический пиздец. - решил вразумить своего напарника Эванс, хоть он и сам не менее сильно желал выбраться наружу. Человек он просто куда более ответственный в отличии от более вспыльчивого зверолюда, у которых то и дело гормоны писечные играют.
- Да я понимаю, дружище, но сам посуди! Сколько лет здесь работаем и каждый день не отличается от другого. Ничего не происходит! Вот совсем прям ничего! НИ-ЧЕ... - не успел закончить зверолюд, как под землей прошлась неслабая энергетическая волна, вырубив всех стражников в округе. Чистый поток энергии накрыл всю подземную область, устремившись затем вверх. Прямо в сторону главной площади, хоть и без признаков разрушительной энергетики. Даже земля не содрогалась.

+4

3

Невозможно было забыть кровопролитную войну. Война никогда не приносит ничего, кроме страданий. Она не рассматривает виновных и невинных; она - безмолвный жнец, слезающий цветы, полные жизни. Цветущие и те, что уже отцвели. Молодые ростки и те, что вот-вот засохнут. Она вынуждает выбирать сторону, убей или будешь убит; что важнее - благополучие общее или только тех, кто принадлежит к твоему народу? Все варианты ведут к рекам крови, но оставаться вне течения не получится ни у кого.

Люмиэль убивал и видел, как умирают его товарищи. Как одному из архангелов, ему приходилось нести тяжелое бремя ответственности. Разве достоин он занимать свое место, если не может обеспечить безопасность тех, за кого в ответе? Для кого-то прошло много лет, и память затерлась, как древние письмена, но для него воспоминания о тех днях оставались такими же яркими и насыщенными, будто это произошло вчера.

Но все, чем Люмиэль живет теперь - это попытка исправить то, что можно исправить. История, как известно, движется по спирали, и если ему суждено встретить еще одну такую войну - он должен сделать все, что в его силах, чтобы не допустить этого.

День памяти. День, наполненный надеждой на светлое будущее. На то, что кровавое море больше не захлестнет Энтерру. Этот день напоминал Люмиэлю о многом: об ошибках, которые он допускал, но и о решениях, которые спасали жизнь многим. О фанатичности, которая когда-то была ему свойственна, но и о том, как после всего произошедшего его взор открылся новому миру.

Миру без войны.

Этот день он проводил вместе с Азраилом, и пусть даже между ними все еще не было того уровня доверия, как раньше, Люмиэль верил, что все впереди. Сейчас, глядя на созданий, наводнивших улицы Эфириона, он понимал - это и есть новый мир. Ярмарки, бродячие музыканты, угощения со всех уголков мира… Воздух полнился запахами уличной еды: здесь и пряная выпечка, и мясо, приготовленное по древнему рецепту из южных земель.

Он был счастлив. Это не то счастье, которое наполняет разум, как стремительный фонтан, и так же мгновенно улетучивается. Это что-то... уютное и постоянное, как треск поленьев в очаге родного дома. Как ощущение безопасности и домашнего тепла, когда за окном метель. Кажется, он идёт по верному пути. Иначе и быть не может.

На небе уже загорались первые звёзды. Люмиэль и Азраил стояли недалеко от деревянной площадки, на которой весело отплясывал могучий зверолюд и хрупкая эльфийка, под задорную музыку в исполнении двух мальчишек. Зрители бросали монеты в глубокую деревянную посудину рядом с юными музыкантами и аплодировали.

Совсем скоро запустят небесные фонарики, а пока Люмиэль и Азраил держались поодаль от всех, наблюдая со стороны. Хотя даже так их умудрилась отвлечь какая-то девушка, в руках у которой была большущая корзина ароматных румяных кренделей с фруктовым джемом.

Что ж, это было явно не зря: выпечка оказалась невероятно вкусной.

Почти всю дорогу Люмиэль то и дело рассуждал вслух о мире, не уставая упоминать о том, что он давно не чувствовал себя так спокойно. И он был рад тому, что Азраил больше не смотрел на него так, как раньше. Что-то изменилось в его взгляде, и это был добрый знак.

Было страшно говорить о том, что хочется снова увидеть его в рядах ангелов. Было страшно, что это причинит ему новую боль и разрушит то хрупкое равновесие, которое постепенно возникало между ними, на руинах прошлого. Но, возможно, этим вечером...

На этот раз они оба нашли подходящее место, где было совсем мало людей и откуда было отлично видно главную площадь. Люди понемногу собирались, галдели, музыка затихла - теперь были слышны лишь голоса. Это ожидание чего-то волшебного и сказочного.

Люмиэль поднял голову и взглянул в небо. С темно-синего полотна на него взирал звёздный охотник: созвездие Ориона. Раньше он подолгу засматривался на него и тонул в нескончаемой пелене тоски.

- Я часто наблюдал за этим созвездием. Знаешь, Азраил... Я рад, что ты здесь. Со мной. Теперь это просто созвездие, потому что теперь ты рядом. Настоящий... - задумчиво произнёс он, опуская взгляд на людей. Многие принесли свои фонарики и нетерпеливо ждали, пока начнётся парад.

Люмиэль хотет сказать что-то еще. Что-то очень важное. От набрал в лёгкие побольше воздуха и открыл рот, но...
Мощная энергетическая волна прошла сквозь его тело, а сердце, кажется, пропустило удар. Он пошатнулся, ухватившись за перила террасы, и взглянул на Азраила глазами, полными ужаса. Это нечто затронуло магию внутри него, а значит, было связано с самим ядром этого мира. Если что-то случится с кристаллом, весь мир может лишиться волшебства. Это грозит ужасной катастрофой и новыми жертвами. Пожалуй, это можно было бы назвать худшим кошмаром этого мира...

- Ты почувствовал это? Это шло из-под земли... Это кристалл. Что-то не так.
Радостные голоса утихли, кто-то закричал. Среди присутствующих на площади стремительно нарастала паника: многие теряли сознание и падали, как тряпичные куклы.

+5

4

Эпоха процветания оставляла дурной привкус на языке. Где была радость, горько вопрошал Азраил, которая должна была наполнить его до краёв? Долгожданный мир наконец-то наступил, и какое доказательство могло быть лучше, чем разношерстный народец, шустривший по праздным улицам? Такое разнообразие рас пятьдесят лет назад встречалось только на поле боя.
Словно эта цифра играет роль для смертных.

Привычка причислять себя к короткожителям худо уживалась с элементарной истиной, что люди, в большинстве своем, даже пятьдесят лет считали немалым сроком. Некоторые писцы называли пятьдесят лет целым поколением, а для Азраила это по-прежнему была каплей в море. Его жизненный срок мог сократиться в наказание за совершенные грехи, но три сотни лет - как несколько жизней для большинства.

Говоря о безотрадном напоминании о прошлом, Азраил бросил косой взгляд на сопровождавшего его архангела. Словно по наитию, сердце сжалось, забившись в учащенном ритме. Он носил в груди предательский инструмент скорбного покояния, и в движение его приводил милосердечный лик давнего союзника.

Какое отчужденное слово, союзник. Будто и не обращался к нему Азраил по имени. Какой смысл сжигать мосты, когда за спиной по-прежнему свисали крылья? Заляпанные сажей и серым пеплом, почерневшие от тяжести потерявших смысл поступков, но всё же крылья, способные в любую минуту перенести его по другую сторону.

А крыльев Люмиэля пламя осуждения не касалось вовсе, и их ослепляющая белизна насмехалась над наивным суждением Азраила, что непритязательная пропасть способна остановить небожителя.

Соглашение посетить вместе фестиваль сорвалось с губ без спросу. Когда Люмиэль объявился на пороге, окутанный ореолом хрупкой робости и ослиного упрямства, Азраил намеревался закрыть перед ним дверь. Вместо этого он замер, слова на самом кончике языка, и молча кивнул, не доверя себе.

Азраил никогда не признает, как тронула душу ласковая, благодарная улыбка, озарившая лицо бывшего друга.

Идти рука об руку, как в ушедшие времена. Сотни, тысячи лет назад, по белокаменным залам. Где мрамор отражал две статные белокрылые фигуры, где облако следовало за солнцем, где вечность была не более, чем неизбежной константой.

На занятой ими террасе стояло не так много гуляк. Большинство собралось на площади внизу, фонарики в руках. Неясно, прощались ли они так с близкими, потерянными в беспрерывных конфликтах, или приветствовали идиллические годы.

Азраил поджал губы. Для Люмиэля напоминанием могла служить ночь, но для Азраила это всегда был день. Яркое светило, укутанное облаками. Как падший, он редко поднимал голову на бескрайние небеса без надобности, но когда кроткого взгляда было не избежать, он всегда, всегда допускал мимолетную мысль об обрамленных литым золотом голубых глазах.
Он намеревался ответить. Возможно, сказать что-то, о чем на отрезвленный ум он пожалел бы, под миротворной атмосферой праздника, что развязывала тугой узел на ржавой сентиментальности

Всплеск магии пресёк это желание на корню.

По привычке, которую время не способно отнять, Азраил обнажил клинок и одним литым движением занял позицию по правое плечо от архангела. Вспыхнувшие алым глаза вобрали в себя площадь, на которой нарастала паника, и заворошившихся на террасе гуляк. Словно они вернулись на столетия назад, на поле битвы. Та же формация, та же готовность защищать командира, приоритетную цель для любого неприятеля - архангела и посланника воли его.

Опасение за целостность мира были второстепенным приоритетом.

- Вопрос в том, где источник, - отчеканил Азраил, еще не до конца отдавая себе отчёт в том, что он только что сделал. - Сам кристалл или внешнее вмешательство.

+6

5

- Ты же помнишь, что сегодня у тебя еще много дел? С чего вообще такой интерес к праздникам?
Вот уже который час над ухом зудел надоедливый женский голосок, не дававший покоя с самого утра. Верная помощница очень не любила, когда что-то идет не по графику, который она так трепетно составляла специально под Дариана. Последний же, в свою очередь, сегодня всеми силами старался его нарушить. Часть важных встреч была перенесена на другие числа. Гора документов, покоившаяся на рабочем столе, тоже нарочно забыта. Вампир даже не удосужился днем навестить своих милых ягнят. И причина всего этого безобразия так и оставалась не ясна. На любые вопросы Дариан лишь отшучивался, что сегодня не тот день. Или наоборот, тот самый, особенный, ведь у девушек бывают подобные, так почему ему нельзя сделать себе «особенный день».
- К тому же, тебе еще нужно встретиться с лордом Хемисом.
Девушка пару раз ударила пером напротив нужной записи в списке, стараясь привлечь внимание второго вампира, подчеркивая, что это очень важный нюанс.
- Нет, не нужно.
На секунду в воздухе повисло молчание, после чего женские пальцы сжались на ухе блондина, потянув вниз, вынуждая склониться того. Тонкие брови были сдвинуты к переносице, а суровый взгляд янтарных глаз буквально буравил мужчину, намекая на дальнейшую возможность расправы из-за пренебрежения своими обязанностями.
- Что. Сейчас. Сказал?
Голос чеканил каждое слово. А ведь так и не скажешь, что это маленькое существо женского пола способно с легкостью не только ухо оторвать, но и свернуть объекту своей злости голову.
- Не нужно мне с ним встречаться. Не сегодня.
Спасая собственное ухо из чужой хватки, пока оно не решилось добровольно-принудительно остаться в пальцах вампирши, блондин принял прежнее положение, поправив выбившуюся прядь волос. В первую очередь помощницу нужно было задобрить, сменив её гнев на милость. В чем помогла маленькая сладость. Пара монет легли на прилавок, в обмен на что вампир получил сладкий карамельный цветок с яркими алыми лепестками. Если он верно помнил, его помощница любила розы и сладости одинаково.
- Ты сама помнишь, какой сегодня день. Хемис сам еще вчера попросил перенести встречу ради своих детишек. Его маленькие спиногрызы хотели пойти на праздник с папочкой. Разве мог он отказать?
В ответ на улыбку вампира прозвучало короткое «пир после чумы». Не вампирам жаловаться на подобное, но Дариан был полностью согласен. Люди и иные жители Эфириона, не одарованные долголетием, имели странные предпочтения. Вместо почитания памяти погибших и скорби по ним они решили устроить день празднования по случаю окончания войны. Веселье, смех сладости, звонкая музыка. Словно и не было всего того ужаса войны, забравшего множество жизней.
- Допустим, Хемис. Но ты тут что забыл? В прошлом году сюда так не рвался.
Алый карамельный лепесток исчез во рту девушки. Похоже, она смирилась с очередной причудой второго вампира, как и с тем, что составленный ею график пришел в негодность.
- Аха, правда? Может, сегодня мне захотелось полюбоваться тем, как ты будешь уничтожать карамельные сладости?
Ответом послужил легкий толчок локтем в бок, вызвавший смешок у блондина. Злость вампирши потухла так же быстро, как и разгорелась. Трюк со сладостями всегда помогал. Даже не смотря на нынешний рацион, она все так же оставалась девушкой, как и когда-то давно, любящей сладкие угощения.
- Ладно-ладно, мне просто захотелось прогуляться по городу. Заодно и посмотреть, какой шабаш на крови устраивают здешние жители. Разве не забавно? Они подготовили все это, дабы почтить память павших. Хотя, на самом деле, все похоже на очередной беззаботный праздник.
Девушка тяжело вздохнула. Перечить этому сумасброду было бессмысленно, как и пытаться призывать к здравому смыслу, логике или трудолюбию. Если Дариан решил все планы пустить под откос, то пытаться мешать ему будет сравнимо с желанием остановить скачущий табун при помощи маленькой мышки. Оставалось только надеяться на скорейшее угасание интереса вампира к празднику.
- Завтра ты так легко не…
Слова оборвал чужой крик. Неразбериха медленно накрывала толпу зевак, рассыпая первые капли паники. Особо хилые двуногие начали терять сознание, то ли от переизбытка эмоций, то ли от неизвестного воздействия из вне. Перешептывания сменялись детским плачем и дамскими вздохами. Особо прыткие особи успели схватиться за оружие, вынимая клинки из ножек, а кто-то был готов применить даже магию. Вот только никто из славных господ «защитников» так и не видел злоумышленника, от чего вояки в недоумении оглядывались по сторонам.
- Ты…
Вампирша схватила своего спутника за руку, притягивая ближе к себе. Так, чтобы только он смог расслышать её шепот, наполненный негодованием.
- Ты либо притягиваешь неприятности, либо создаешь их. Угомонись хоть сегодня.
- О чем ты, дорогая? У меня и в мыслях не было портить праздник.
Высвободившись, Дариан поправил камзол, смахивая с рукава невидимую пыль, чем вызвал еще более недовольный взгляд девушки. Как же мило она поджимала губы и морщила свой маленький носик, и как же напоминала маленькую невинную девочку, готовую в любую секунду закатить истерику из-за неудавшейся прогулки.
- Правда. В этот раз моей вины здесь нет. Лучше найди наших. Может, им удалось что разглядеть. Я пока осмотрюсь тут.
Короткий кивок. В следующую секунду место, где находилась помощница, пустовало. Прихотям вампира она еще могла иногда перечить, но вот приказы выполнялись без пререканий. Оставшись в одиночестве, Дариан и сам мог осмотреться, оценивая общую ситуацию. Все это не было похоже на внезапную атаку. Значит, массовое убийство не являлось целью нарушителей спокойствия, если таковые вообще имелись. Зато была одна странность – у некоторых индивидуумов усложнился контроль магии. У кого-то заклинания давали сбой почти сразу, у других же, как успел расслышать мужчина, магия просто отказывалась слушаться. Те же, кто сейчас валялся без сознания, скорей всего, просто не выдержали внезапного всплеска и переизбытка эфира в своем теле. Все это были только предположения, нуждавшиеся в подтверждении или опровержении, но сперва…
*Надо же, кто решился покинуть свою обитель.*
Заметив знакомую черноволосую фигуру в компании еще одной личности, вампир не решился сразу огласить о своем присутствии. Ему не хотелось портить столь прекрасное представление – падший воитель словно по чьей-то команде свыше схватился за меч, выставляя тот перед собой. Клинок его был направлен на невидимого врага, в то время как сам мужчина готовился защищать спутника. Подобная формация вызвала только смешок. Его эгоистичность вызывала немой восторг. Плевать на остальной мир, верно? Важна только жизнь того, кто рядом.
- Какое прекрасное представление ты устроил.
Одинокие аплодисменты вызвали непонимание у тех, кто находился на террасе. Сейчас среди общего переполоха они казались особо неуместными, но вампира это не интересовало. Ему было весело. Любое действо, способное разогнать вековую скуку и бесцельное существование, воспринималось как персональный спектакль. Так почему бы не воздать похвалу тем, кто играет первые роли, пусть даже сим он немного нарушит течение представления посреди первого акта.
- И с кем же сражаться намерен?
Приблизившись вплотную, блондин пальцем коснулся острия клинка, отводя то в сторону. Молчаливый намек на то, что оружие падшего может встретить свою добычу раньше времени. Даже если она не будет виновной в произошедшем сегодня на празднике.
- Ах, господин воитель, молю, спасите меня от этого хаоса.
Резво сменив положение тела, практически прижимаясь к падшему, вампир уложил одну руку ему на плечо, придерживаясь, а вторую же тыльной стороной ладони картинно приложил к своему лбу, изображая девицу в беде, готовую в любую секунду потерять сознание из-за переизбытка эмоций. Его совершенно не беспокоили посторонние взгляды, как и укоризненные словестные выпады зевак. Точно так же не смутило и присутствие спутника Азраила, которому вампир приветливо улыбнулся, махнув рукой, явно не собираясь менять своего нынешнего положения.
- Ты уже успел разработать план по защите города или местные жители не достойны внимания? Мне бы хотелось проверить одно интересное местечко.
Последнее было произнесено на ухо крылатому, дабы оставшаяся толпа не смогла расслышать слов. Пару раз похлопав того по плечу, вампир соизволил отстраниться, отступив на шаг.
- Так и останетесь тут стоять, господа воители, или составите мне компанию?
Дариан мельком кивнул в сторону, куда сейчас следовало бы направиться. Если столь сильный выброс эфира был связан с самим источником, то его следовало бы проверить в первую очередь. Кто знает, может, там можно будет встретить и виновников суматохи.

+5

6

Ванесса любила праздники и не только потому что на таких мероприятиях можно было хорошо подзаработать. Но это была одной из причин, всё-таки во время праздников, когда большое количество людей стекалось в Эфирион лавка артефактов зарабатывала очень много. Плюсом к прибыли были деньги, заработанные с выступлений музыкальной группы на празднике.  Правда, в сегодняшнем мероприятии группа в празднике не участвовала. Поэтому Ванесса сейчас просто сидела в ресторане в центре Эфириона вместе со своей старой подругой из Ордена Порядка – Беатрис.

- Несси, и почему же вы не участвуете в празднике? Я ждала Вашего выступления, - Трис действительно почти всегда присутствовала на концертах, которые давала группа. Девушка всё-таки долгое время работала вместе с Ванессой и некоторыми членами её группы, правда, в Ордене Порядка, а не в музыкальном плане.

- Мы решили, что хотим немного отдохнуть, - ответила Несси, правда, это было не совсем правда. Возникла небольшая проблема в лавке, которую необходимо было решить. Свою часть Несси уже сделала и поэтому спокойно могла наслаждаться праздником, дело оставалась за членами группы. Ванесса лениво потянулась и продолжила , – да и праздниками надо хоть сколько-то наслаждаться, а то мы работаем почти на каждом и это такой труд. Арвэн тянула слова, показывая как ей не хочется говорить о том, почему музыканты не выступают сегодня.

- Лукавишь, но предположим, я принимаю твой ответ, - засмеялась Беатрис, а Ванесса скрестила руки на груди и наигранно вздёрнула носик. - Ладно, ладно, но ты всё равно будешь мне должна! Я заранее брала выходной, чтобы послушать вас, а вы вот так… – девушка также наигранно глубоко вздохнула, всхлипнула и с трудом выдавила слёзинку и глаза. Ванесса не сдержалась и засмеялась.

- Хорошо, убедила, я… – Несси от неожиданности вздрогнула. «Что это было?» Пронеслось в голове девушки. Списать на то, что это так всё показалось было нельзя. Очевидно было то, что всё-таки что-то произошло. На площади послышались крики. Ванесса вскочила со своего места. - Трис, думаю, допить нам в комфортной обстановке не получиться, идём! -сказала драконид и бросилась на улицу, предварительно заплатив за выпивку и свою и своей собеседницы.

- Эй, Несс, ты не забыла? Ты не член Ордена Порядка, я тебя должна сейчас вести в безопасное место, - подразнила Трис, но при этом продолжала следовать за Ванессой. Несси подбежала к одному из стражников, он был жив просто без сознания. Это радовало, но всё ещё было достаточно много вопросов.

- Думаю, нам надо разделиться, Трис, я пойду, - Несси улыбнулась, правда, по её взгляду однозначно было понятно, что спорить сейчас с ней не стоит, поэтому Беатрис просто кивнула и убежала. Она пошла в сторону штаб-квартиры Ордена Порядка, чтобы получить распоряжения о дальнейших действиях. Ванесса же не нашла ничего лучше, как двигаться в сторону от главной площади.

Идея, конечно, была довольно неплохая, но всё же пока непонятно было как двигаться, куда и зачем. Всё-таки, когда внешней угрозы как таковой нет очень сложно понять против чего надо работать. Совсем скоро путь Ванессы привёл её к небольшой группе абсолютно разных существ. Двое с крыльями и ещё знакомый вампир – Дариан. Ванесса была рада встрече, конечно, но вот сейчас было не до тёплых приветственных объятий. Девушка остановилась примерно в десяти шагов от компании.

- Услышала, что ты куда-то собираешься, я тоже хочу составить компанию, можно? - с улыбкой на губах спросила Несси. Она знала, что такая волна не могла остаться без внимания, как минимум, вампира. Также Арвэн довольно неплохо знала Дариана и его инстинкты внушали доверие. Так что с ним, скорее всего добраться до истины было проще, чем без него.

+4

7

Солнце начинает медленно скрываться, уступая своей младшей сестрице возможность показаться и рассыпать в небе первую россыпь звезд, когда настанет её время. Облака внимают этим переменам, ловя прощальные лучи уходящего светила, окрашиваясь чуть розоватым цветом, хоть и ненадолго - Авелара видит, как краски спадают с медленно плывущих в высоте зефирок, подсказывая ей примерное время.
Держи,  — женский голос в стороне заставляет оторваться от окна, отвлечься, притягивая к себе внимание юной девушки, что сидела за столом в готовности помочь.
О, я думала будет больше, — взгляд падает на аккуратно уложенную ткань, отдающей таким приятным, аквамариновым цветом, одним своим видом вызывая желание прикоснуться. И Авелара не медлит, касаясь текстиля своими руками, замечая нужную для неё разметку.
Больше, но мы же не можем позволить, чтобы ты тут с нами чахла до посинения! Особенно в такой праздник! — слышится смех со стороны, когда другие женщины отвлекаются от тонких игл, смеясь и начина подзадоривать; в помещении Авелара не одна, потому вскоре оно снова наполняется женскими разговорами о "своем", ведь не все имеют возможность попасть на сегодняшнее событие.

Как пекарь не может оставить людей без вкусных, свежих изделий, так и мастера ателье не могут отказать в одежде. Заказы текли рекой, особенно перед самым праздником, из-за чего работники, не покладая рук, будто не замечая ранок на своих пальцах, продолжали творить и создавать. Вот красивое женское платье, а вот мужской костюм, сшитый по тщательно снятым меркам - они готовятся покинуть пределы стен ателье, пока умелые волшебницы берутся за другой заказ, сотворяя чудеса из разных тканей.
Авелара так не умеет. Она неопытна в подобном ремесле, из-за чего игла и нить бегут от нее в разные стороны, создавая какое-то непонятно сшитое нечто, однако, это не значит, что девушка не может помочь. Ведь создание одежды подразумевает из себя не только шитье, так?
Режущие кромки ножниц смыкаются на ткани медленно, чтобы идти ровно по разметке, четко следуя по границе белой линии. Ава очень сосредоточена, она старается и горит желанием уменьшить работу своих знакомым, пытаясь не отвлекаться на смех тех со стороны. Кажется, будто женщин совсем не касается грусть от нахождения на работе в такое время, пока сама Авелара хочет...хочет побывать на празднике. Но только после помощи другим! Поэтому она склоняется к ткани ниже, уже начиная сутулиться, когда ножницы замирают.

Странное чувство, возникавшее из неоткуда. Родное, но непонятное. Где-то вдалеке, но не здесь.

Авелара отвлекается, поднимает из-за стола вместе с тканью в руках и ножницами, медленно, словно завороженная, вновь устремляя взгляд в окно. Это было слишком странное ощущение, чтобы его можно было проигнорировать, слишком отчетливое и...знакомое. Как ощущать, что оно родное, но не знать, почему.
Солнышко, что-то случилось? — женский голос в стороне уже не заставляет оторваться от окна, отвлечься, не притягивая к себе внимание юной девушки, которая попутно заметила за окном движение. Странно, разве Мисс Гунчер не ушла на праздник? Взгляд замечает на лице женщины панику, когда она пробегает по улице, сминая на груди свою шаль, явно двигаясь в сторону своего дома.
М-мне нужно идти... — тихий шепот, руки складывают ткань и откладывают ножницы в сторону под недоумевающие взгляды мастериц, когда Авелара скопом направилась в сторону выхода. Ей нужно идти. Идти туда, где что-то родное, трепещущее, когда в сознании начала зарождаться паника от неизвестности.
Передавай Коннелю привет!
Да-да! Пусть он к нам на чашечку чая забегает!
Слышится за спиной, когда Авелара накидывает на свои плечи накидку, успевая попутно, прямо перед выходом, помахать рукой. Не удивительно, что мастерицы подумали об...Азазеле, ведь подобное поведение девушке присуще только по его появлению, когда приходится прям выбегать из дома в надежде, что тот не попадет внутрь - слишком много всего случается, а быть кипящим самоваром из-за смущения ой как не хочется. Однако, в этот раз девушка выбежала из дома не по этой причине, быстро направившись в сторону площади - именно туда тянуло это родное, знакомое чувство, к которому Авелара помчалась на всех парах.

Её шаг замедлился лишь тогда, когда на встречу ей тронулись другие жители. Ни улыбок, ни радостного смеха - за ними тянулся ужас, облаченный паникой в глазах, когда некоторые поддавались плохому состоянию. Именно такой мужчина, которого тронула глубокая старость, спотыкается, и Авелара успевает сократить расстояние и подхватывает его, стараясь выдержать вес взрослого человека. Медленно начинает присаживаться, чтобы не навредить ни себе, ни ему, с волнением заглядывая в лицо незнакомца.
В-вы в порядке?
Дедушка!
К ним подбегает молодой парень, что, впопыхах, сразу бросается к мужчине, помогая Авеларе того поднять.
— Спасибо вам огромное! Там такая паника, что я даже не успел заметить, как он пропал и...
— Это конец. Миру снова придет конец...
— начал бубнить дедушка, будто смотря куда-то в пустоту. Молодой парень сразу взял его под руку, хмуро глянув на Аву.
Уходите отсюда, пока это не повторилось и вас не задело.
Они начинают уходить, а Авелара не знает, что сказать. Что делать. Жители все идут, второпях стараясь покинуть площадь, когда сама Авелара хочет туда пойти, ибо там...она не знает, что там, но это явно знакомое и теплое, как если прийти в уютный дом, почувствовав себя там, где тебе хорошо и приятно. Но почему жители бегут оттуда, страшась произошедшего? Ава чувствует в себе силы, которые начинают переполнять её тело как никогда прежде, будто говоря, что надо, нет, нужно идти дальше, ибо она сможет. Поэтому Ава сжимает кулаки и снова движется в путь, прямо на бегу извиняясь перед членами Ордена Порядка, когда слышит от них нечто схожее на: "Эй, подожди, там опасно!".
Глаза пытаются найти любую подсказку того, что вызывает подобные чувства внутри, минуя взглядом выброшенные в панике цветы, чьи бутоны утеряли лепестки и детскую игрушку, которую случайно выронил ребенок. Кошки скребут сердце - этого не должно было произойти в такой важный день, это не то, чего хотела увидеть Авелара, ребячески представляя себе этот праздник. Нужно обязательно помочь нуждающимся, чтобы...
Г-господин...Дариан!? — она резко останавливается в достаточной близости рядом с собравшейся группой, тяжело дыша произнеся имя вампира, — Что вы делаете, тут небезопасно! —  глаза пробежались по остальным присутствующим, сразу вызвав наплыв неловкости, — Л-лучше покинуть это место. Происходит что-то странное, — её глаза снова вернулись к вампиру, ведь иногда казалось, что он знал о девушке куда больше, чем она сама, — Я чувствую это...

Внешний вид:

https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/78/42283.png

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/78/10073.png

+5

8

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/2/773773.png[/icon][nick]Загадочная девушка[/nick][status]In filia veritas[/status]

Самый радостный и светлый день за долгое время превратился в настоящий кошмар. Нет, никто не погиб, не было резни, рек крови или чего-то подобного, но была одна лишь всепоглощающая неизвестность, что продолжала с большим весом склонять присутствующих к подчинению этому первобытному инстинкту. Погляди в глаза этому миру, и ты увидишь, как он дышит в такт сердцу вселенной. Однако мир настолько хрупок, что каждый вздох ветра, каждый момент покоя — это тонкая нота посреди бушующего урагана. Такие удивительные создания, как ангелы и демоны, эльфы и люди, все они танцуют на чёрно-белом полотне, балансируя между жизнью и смертью. И когда они пробуждают в себе силу, когда они ощущают, как потоки магии проходят сквозь них, они становятся каплями драгоценной росы на лепестке, что так жаждет насытиться, пробудиться и высвободиться.

Да и что вообще жители Энтерры или даже Эдема знают об истории? Жители городов и деревень передают из поколения в поколение легенды о двух Богах, чьи тени касаются каждой тропинки двух миров, но правда о том, как они создавались, затеряна в бездне времени. Где правда? Может быть, это замысел самих Богов — сохранить свои тайны, дать возможность созданиям Энтерры писать свою историю? Или же... всё куда сложнее? Быть может, сегодняшний день приоткроет завесу тайн.

В считанные минуты весь Эфирион накрыло плотным и тяжелым по ощущениям прозрачным магическим полотном, словно ещё один слой защитного барьера. Внезапно воцарилась первозданная тишина. Шквал эфира был настолько велик, что под его эффект попали абсолютно все живые организмы, находящиеся в городе. Спрятаться было попросту невозможно. Не спасали ни защитные артефакты, ни магия, ни нахождение под землей, ни-че-го. Все разумные организмы погрузились в некий идеальный сон, где перед ними распахнулись врата в их личный идеальный мир, учитывающий все сокрытые в глубине души пожелания. Под это влияние не попали лишь персоны за пределами границ города, но и войти они не могли, так как любой физический контакт с барьером оказывал аналогичный эффект, погружающий в мир мечты. Когда все уснули, в воздухе материализовался неразборчивый женский силуэт, излучающий мощную, но при этом нежную, успокаивающую и теплую ауру. Её силуэт – воплощение гармонии и величия. Длинные волосы, цветом напоминающие сверкающий лунный свет, словно мантия, свободно обвивают её оголенное тело. Густые пряди спускаются по её спине, словно водопад лунного света, придавая образу невероятную пленительность. Взгляд её глаз, глубоких как небесные пустоты, но полных ясности и мудрости, становится тут же направлен на одну единственную "выжившую".

- Я знала, что ты будешь здесь, Авелара. Я ощутила твое присутствие, а ты ощутила мое. Иного варианта не было. Между нами есть связь. Полагаю, что Невелара находится за пределами города. Это многое объясняет. - невозмутимо и с леденящим спокойствием проговорила незнакомка, мягко спустившись на землю прямо перед девушкой, что находилась в настоящем замешательстве и не без причины, ведь она совершенно не понимала, кто перед ней стоит. Тем не менее у неё не было страха. Было четкое ощущение, что высшее существо не собирается навредить. - Ах, да... ты же ничего не помнишь. Может оно даже и к лучшему, ведь ты особенная. Но позволь мне все же показать. - проговорила гостья, коснувшись руками теплых щёчек Авы, не дав той и секунды на сомнения. Выбор без выбора, ведь она и двинуться то не смогла бы с места, как и ответить, оказавшись перед этой обволакивающей силой, превышающей что-либо в этом мире. Светловолосая успела лишь моргнуть, оказавшись за пределами Энтерры и всех прочих миров, когда она открыла свои потерянные глазки.

Перед ними разверзлась бескрайняя пустота, словно ночное небо, усыпанное звездами, но вместо звезд мерцали изображения трех разных миров. На одном конце спектра тянулись контуры Земли, с её разнообразием ландшафтов и городов. На другом конце расцветали пейзажи Эдема – темные, первобытно идеальные, наполненные истинным хаосом. Сразу рядом мерцала Энтерра - мир созданный Богами, соединившими свет и тьму в единое целое. Незнакомка погрузила Аву в эти чертоги разума, чтобы та могла видеть и ощущать глубокую связь миров. Вот только Земля выглядела слишком странно, слишком нормально? Города? Она совсем не была похожа не привычный мир, погруженный в неразборчивый хаос, от которого ныне веет агрессией. Мысли становились будто видимыми, поэтому все эти вопросы то и дело беспрепятственно доходили до высшей сущности неизвестного происхождения.

- Когда-то давно родились два Бога. Один олицетворял собой светлую энергию, а Второй темную. Земля стала первым божественным творением, а Эдем вторым. Каждый мир начал жить по-своему, но однажды случилась ужасная катастрофа, вынудившая Богов забыть о своих разногласиях и изолировать первородный мир от остальных. Это событие в свою очередь привело к рождению третьего мира под названием Энтерра. - на минуту девушка сделала паузу, плавно обойдя Авелару. - Ну, а ты... ты была рождена с великой силой, которая прежде всего важна для будущего. Нового миропорядка. Новых конфликтов. И нового единения. Но твоя сила не вечна. Так или иначе - она уйдет. Используй её с умом, Ава. Ну, а теперь... я хочу поведать Эфириону кое-что важное. - на этом диалог с Авой был закончен, а пустота начала с огромной скоростью отдаляться, будто Ава начала падать с невообразимой высоты прямо на свое место, откуда её и забрали. Ощущалось это именно так, но никакой опасности не было. В считанные секунды девушка и правда оказалась вновь в Эфирионе, в окружении спящих жителей и гостей фестиваля. Оглядевшись, незнакомки и след простыл, но вот её голоса, словно каждый был наложен на предыдущий, отчетливо заговорили.

- Эпоха процветания близится к своему завершению. Настало время вам послушать одну историю. И узнать о своей судьбе. Это будет первый и последний раз, когда я выйду с вами на контакт. - таинственный голос высшей прокладывал свой путь внутри сновидений тех, кто оказался под эффектом энергетического потока, окутавшего город. Одна лишь Ава не находилась внутри сна, но слышала эти многослойные голоса в своей голове.

!ВАЖНО!

Каждый персонаж кроме Авелары УСНУЛ. Погрузился в свой идеальный мир, в зависимости от собственных желаний и вкусов. На начальном этапе вы не способны понять, что это сон, потому что он кажется слишком реальным, а ваш мозг и не думает сомневаться в том, что всё реально. Но уже в процессе персонаж может начать догадываться, что всё это лишь иллюзия. Умереть во сне нельзя. Если захотите спрыгнуть со скалы или перерезать себе горло, то просто очнетесь вновь в самом начале. И сон станет кошмарным, как наказание. Пока незнакомка разговаривала с Авеларой время внутри снов шло своим чередом и по ощущениям прошло около 3 часов. На момент её последней фразы, она явилась у вас во сне, а все остальные живые люди/животные и т.д. пропали. При этом явилась она в ваш сон в разных обликах. Хоть в облике дерева. Тут уже зависит от вашей интерпретации. Кто-то увидит её ангелом, кто-то демоном и т.д. 

+4

9

Люмиэль очень честно старался контролировать свою предвзятость по отношению к представителям "тёмных" рас. И, видит Создатель, у него это получалось. Да просто не могло не получаться: разве член совета Эфириона со стороны ангелов не обязан демонстрировать образец терпимости и толерантности? Ответственность всегда стояла выше остального, и если поначалу ему приходилось давить из себя учтивость, то со временем он понял, что в действительности зло есть не только в тёмных, а добро не только в светлых.

но некоторые вещи
он понимать
н е  х о т е л

Вампир, который появился рядом и начал тут же фамильярничать с Азраилом, не вызывал никаких иных чувств, кроме презрения. И дело даже не в том, что ему весело во время катастрофы, а в том, что Люмиэль знал об отношении Азраила к кровопийцам и о делах, которые он с ними водит. Одна только мысль о том, что этот... мерзавец! вонзал свои клыки в шею его самого близкого существа, заставляла искры карающей светлой магии понемногу вскипать где-то за грудиной.
Люмиэль выдохнул и отвернулся. Он не должен в это вмешиваться. Ногти больно впились в ладонь, когда он стиснул их в кулаки и даже не заметил. Он слышал, как еще несколько человек обратились к этому... Дариану.

- Да, господин Дариан, думаю, вам стоит подумать о собственной безопасности, - Люмиэль повернулся вполоборота и искоса глянул на вампира. - Мы еще не знаем, с чем мы...
Но слова растворились в воздухе, как и весь окружающий мир.

А потом перед глазами в мгновение выросли своды Мистраля, мерцающие ослепительным золотом.

Сегодня в облачном саду зацвело серповидное древо. Редчайшая порода, которая не смогла прижиться больше нигде, кроме Мистраля, и, как известно, была в нём изначально, с момента его основания. Это дерево питается светлой энергией, которой Создатель поделился с городом, когда благословил его еще на заре времён. Говорят, что если оно перестанет цвести, это будет значить, что божество отвернулось от своих детей.

Люмиэль шёл по главной улице в сопровождении Аннелины. Давняя знакомая когда-то была его ученицей, после чего и сама стала преподавателем светлой магии. Весь день они занимались организацией мероприятия, на котором лучшие студенты должны будут выступить с демонстрацией своих навыков, и время шло уже к вечеру.

- В Облачном саду всё готово к цветению. Хоть мне уже и больше семи тысяч лет, я всё равно каждый раз жду, как впервые... - тихо произнесла Аннелина. Её голос был похож на звон колокольчиков.

- Нам всем нужно отвлечься от повседневных дел, собраться вместе и вспомнить свои корни, - он кивнул, останавливаясь напротив величественного здания архива. Высокие сверкающие шпили исчезали в гуще облаков.

- Утром я видела там Ориона, - девушка будто прочла его мысли.

- Думаю, он всё ещё там. Пойду, проверю. Спасибо тебе за помощь! Завтра увидимся, - он махнул ей рукой и взмыл в воздух, пролетая несколько этажей и плавно приземляясь на балкон третьего. Сквозь разноцветное стекло виднелся знакомый силуэт.

Люмиэль тихо приоткрыл дверь и остановился, всматриваясь в чужой затылок. Орион стоял возле стеллажа, опираясь на него плечом, и увлеченно листал какую-то книгу. Тёплая улыбка заиграла на губах: такой сосредоточенный, интересно, что он ищет?

В несколько тихих шагов он оказался достаточно близко, чтобы опустить подбородок на плечо Ориона.
- Ты не устал? Кажется, пора отдыхать.
- Нет, это очень важно... Нескольких томов не хватает. Кто-то наложил иллюзию на остальные, чтобы мы не заметили пропажу... Сюда нет доступа чужакам, понимаешь? Что-то неладное происходит. Это может быть опасно.
- Орион, - Люмиэль накрыл его ладонь своей. - Ничего не случится, если ты отложишь это до завтра. Пойдём сегодня в облачный сад? Серповидное древо, помнишь?
- Да. Но что, если это ошибка?
- Дай кому-нибудь это задание. Пусть сверят записи, и...

Оглушительный визг пронзил его слух и вынудил рефлекторно закрыть уши ладонями и зажмуриться. Но этого было мало: кажется, звук пробивал черепную коробку и проникал в самый мозг. Люмиэль упал на колени, а когда открыл глаза, то увидел, как мощные корни пробивают стены здания. Это корни серповидного древа, их ни с чем не спутаешь: характерные переливчатые золотые прожилки, будто вены с живой магией. Какое-то дикое волшебство заставило их расти и расти, уничтожая всё на своём пути.

- Орион?!

Но он исчез, а корни собирались в центре зала, сплетаясь в невиданную ранее фигуру. У неё появлялось подобие тела, ног, рук и даже голова с длинными волосами в виде ярко-золотых цветов.

Когда фигура открыла светящиеся золотом глаза, она заговорила. Комнату залило белым светом.
- Этого не может быть. Создатель никогда не обращался к нам так... Кто ты?! - Люмиэль попятился, наступая на живые движущиеся корни. Почему Орион исчез? Где все?
Этого не может быть.

+5

10

О чем-то это да говорило, что настороженность Азраила сменилась раздражением еще до того, как он увидел вампира. Стоило медленным, театральным хлопкам в ладоши достигнуть его ушей, подсознательно он будто уже знал, кто присоединился к ним на террасе - в столь же вычурной, фееричной манере, как само его существование.

Азраил не ответил на провокацию. Он никогда не был силен в словесных перепалках, всегда в первую очередь воин и хранитель, будь то доверенных ему жизней или собранных под крылья знаний, а не красноречивый дипломат. Вампир всегда, всегда владел инициативой в их разговорах, а в тех редких случаях, когда Азраил перехватывал её, с легкостью забирал обратно. Тем не менее, острие клинка поддалось и качнулось в сторону, слегка опускаясь. Клинок не оказался нацелен на Дариана, как был бы поднят на многих других на его месте. От замкнутого падшего это был крайне красноречивый показатель того, что несмотря на надоедливость, между ним и вампиром существовал определенный уровень доверия, и Азраил его признавал.

Азраил непроизвольно дернулся, стиснув зубы до слышимого скрежета, когда вампир бесцеремонно прильнул к нему, демонстративно строя деву в беде. Невольно пришла на ум их первая встреча, где Дариан прятался под женской личиной и соответствовал поставленной роли до мелочей. Вешавшиеся на него люди, будь то мужчины или женщины, как правильно не беспокоили падшего и не вызывали в нем каких-то особых чувств - он относился к ним с той же прохладой, как к неудобству от жужжавшей у окна мухи - но Дариан делал это с такой преувеличенной вычурностью, с таким неумолимым напором, что Азраил уже не знал, как он должен был поступить, чтобы оборвать эту линию поведения. Любое сопротивление, будь то леденящий взгляд или скупые слова, не останавливали вампира, а только, казалось, поощряли подобное поведение.

Простыми словами, после множественных подобных инцидентов, где выходом из положения казалась только откровенная гекатомба, Азраил... сдался и принял свою нелегкую судьбу в этом вопросе. Делать врага из одного из влиятельнейших вампиров было слишком хлопотным делом, чтобы прибегать к крайнему способу решения проблемы.

- Сир Ормонд, - сухо поприветствовал Азраил, уводя голову в сторону от чужих губ и низкого шепота. Вампир убрал руку как раз вовремя, чтобы не получить сдавленное запястье. След его прикосновения по-прежнему ощущался, и падший передернул плечами, чтобы избавиться от задержавшегося фантомного чувства. Непроизвольно, он сдвинулся, всего на чуть-чуть, назад, словно близость к давно потерянному солнцу хранила в себе душевный покой. Его взгляд коротко стрельнул в сторону приблизившейся к их группе незнакомки, которая, судя по всему, знала Дариана лично. - ...Восстановлением порядка должны заниматься официальные власти.

...Как Люмиэль. Пока к их группе присоединился еще один человек - вне сомнений, лист знакомств Дариана тянулся до самого сердца мира - Азраил бессознательно обернулся, выискивая взгляд этих фиолетово-голубых глаз. Глаз, которые порою смотрели на него с таким пронзительным жаром и вниманием, что сердце в груди волей-неволей сжималось, и дышать становилось трудно. Их позиции уже давно не те, что были раньше, и как член совета Эфириона, как сторонник единения рас - как сторонник того, что раньше обрушило между ними пропасть - восстановление порядка входило в обязанности Люмиэля, и в таком случае Азраил не мог оставить его...

Н̴̲̺͓̻̒͛̈́о̴̧̍̆͜ ̴̢̭̣̬̀͑т̸͉̿̒͘ё̵̜̹́͜б̶̛̤͉̗͝я̵̛̑̂́͜ ̷̪͚̻̿͌̇б̸͈͆̇р̵̱̗̪̾ӧ̸̠с̵̳͈̆и̶̫͂͠л̸͓͍͚̽͐́͝ͅи̴̙͂ ̶̞͚̆̓п̸̨̡̯͈͂е̸̲̪͑р̶͔̘̆̂́͝в̷̢̢̒̂̄ы̶̜̮̓͆̏м̸̼͗͝,̶̢̼̽̏̍͂ ̴̘̖͙̉̂̐̒н̸͈͎̹̾͂е̴̰͕̤̻͊͛̕͝ ̶̞̹̈́̈͘т̴͖̥̬̿̈́͑а̴̤̒̾ͅк̸̗̏ ̴̠́͐̈́̌л̵̗̜͎̑͊ѝ̴̰͕͐̾͘?̴͈̓̅̈́͝

Мраморный коридор вел Ориона по знакомому пути. Кончики величественных белых крыльев мягко касались белого камня на каждом третьем шагу, словно по подведенной привычке.

Такова была часть его упорядоченной жизни, простой и слаженной, установленной веками рутинной работы. Однако он никогда не назвал бы эту жизнь унылой и скучной, и не только потому, что следование заповедям их расы вкоренило это в него, - то, как он жил все эти годы, - но и потому, что был некто, кого он осмеливался звать особенным, некто, кого эта рутина всегда вписывала в рамки своей безмятежной монотонности.

Раз, два, три, каждые три шага перо касается мрамора, раз, два, три, знакомая тяжесть и чистейший белый цвет, раз, два, три, гордость и могущество полноправного ангела, и все это для того, кто был ему дороже всего.

Орион толкнул дверь внутрь, надлежащее приветствие слетело с языка. Ему не пришлось долго ждать, пока его командир и друг, его наставник и образец для подражания, удостоил его вниманием - эти лилово-голубые глаза, упавшие на него, заставили его крылья приподняться в затаенном почтении.

Люмиэль был их светом во многих отношениях. И его светом тоже. Орион согласился бы на любое поручение, способное поставить под угрозу их целостность и безопасность, если бы это означало, что никакая угроза и близко не подступит к нему. Он прочесывал библиотеки на предмет несоответствий, сверялся с собратьями-ангелами, выставлял охрану, где следовало, а потом отчитывался, и осознание того, что такой человек, как Люмиэль, находится в безопасности, согревало его сердце, в котором мерцала ангельская благодать.

Такова была отрада от выполнения своего долга. Именно отсюда исходили все подобные чувства, разве не так?

И когда с этих очаровательных губ сорвался рокочущий, чужой голос, тот, кого когда-то звали Орионом, с резким опустошением подумал: "А, значит, это всего лишь очередной кошмар, явившийся, чтобы терзать меня".

Безмятежность рухнула, и непорочная белизна потонула в чернильной черноте. Мраморный камень треснул, извилистые линии наполнились лавой и растеклись под ногами Азраила. Он стоял, не страшась падения, опустошенный и уязвленный, и смотрел на дорогой образ, которого страстно жаждал когда-то давно, но до сих пор испытывал слабость к нему.

Холодная ярость, сквозившая в его голосе, была очевидна.

- Твои вкусы поистине дурны. - Может, это и не было укором существу, погрузившему его в сладчайший сон, но на этот раз Азраилу не хотелось лгать самому себе. - Носи его лицо, почему бы и нет?

Его вера давно иссякла. Учитывая, что он даже думать о создатели не мог без боли и кровавого кашля, он не испытывал особых эмоций к вторженцу и к тому, что тот мог сказать о происхождении мира. В любом случае Азраил сомневался, что у него был выбор. Но он испытывал огромное искушение попросту развернуться и уйти. Вместо этого, он закрыл глаза и отвернул голову. Он слушал, но не смотрел.

Пока существо носило лицо Люмиэля, он не взглянет на него снова.

+3

11

Прекрасный дуэт. Раздражение обоих ангелов буквально ощущалось в воздухе, подобно наэлектризованным частичкам шаровой молнии, готовой взорваться от соприкосновения с любым предметом или живым существом. Только вот, если негодование падшего было чем-то привычным и даже необходимым в их нечастых встречах, то недовольство светлого создания больше походило на желание убить своего противника. И это нравилось больше всего. Вампир любил выводить своих собеседников на эмоции, понемногу натягивая их внутренние струны до предела. Ему было интересно, в какой момент те лопнут с характерным бреньком, и сломается ли после этого очередная жертва его шалостей. На удивление, оба крылатых оказались стойкими. Азраилу еще в самом начале их знакомства не хватило сил оборвать зачатки столь странной связи. Потому сейчас ему приходилось мириться с положением вещей, изображая из себя ледяную стену, что лишь больше раззадоривало вампира. А вот Люмиэль… Кто знает, что сдерживало этого ангела от необходимости обнажить свой меч против «порождения темного». Личные принципы, верность долгу  и невозможность пойти против того, чья вина в чем-либо не доказана. Возможно, благодаря столь стандартным заветам светлых существ Дариан еще не лишился головы от руки ангела. Но именно они могут сыграть злую шутку с тем, кто им следует.
- Официальные власти, значит?
Совершенно по-детски склонив голову на бок, глядя на своего собеседника, блондин приложил указательный палец к своей щеке, стараясь изобразить легкую задумчивость и непонимание. Забавно, как падший решил одним махом переложить ответственность на своего собрата. А ведь еще пару минут назад готов был всеми силами защищать его от невидимой опасности. Неужели одного раздражителя достаточно, чтобы Азраил с такой легкостью оставил друга?
- Будь любезен, исправь, если не прав, но…
Скользнув за спинку светлого ангела, Ормонд уложил руки тому на плечи, касаясь как можно осторожнее, практически невесомо. Не стоит обольщаться, сей жест был вовсе не доброты душевной ради. Банальный расчет. Ведь чем позже ангел ощутит касание к своим плечам, тем медленно произойдет ответная реакция. В то же время, подобная выходка наверняка не приведет падшего в состояние восторга. Только сможет ли он сдержаться на глазах иной публики.
- …Но эти самые «власти» у нас сейчас имеются. Разве не нужно им приступить к выполнению своих непосредственных обязанностей?
Ретировавшись со своей нынешней позиции, попросту отступив от ангела на несколько шагов, Дариан встал с боку от крылатых так, чтобы успеть уклониться от возможного выпада в свою сторону. Вряд ли эти двое захотят стать зачинщиками ненужной потасовки, но вот от желания выдать блондину парочку оплеух за фривольность никто не сможет уберечь, кроме собственного инстинкта самосохранения.
- Я же, так и быть, помогу узнать, что происходит. Или могу просто заняться «личной прогулкой».
Заведя левую руку себе за спину, ладонь правой вампир приложил к своей груди, слегка склонив голову в поклоне, изображая из себя «покорного слугу» и добродетеля, всеми силами желающего помочь восстановить порядок. Но это напускное. Сейчас никто на этой планете не мог с точностью рассказать, что творилось в голове вампира, и о какой именно прогулке он упомянул.
*А она точно будет интересной.*
Об этом свидетельствовало появление нового действующего персонажа. Знакомая девушка драконид оказалась первой, кто проявил инициативу, решившись присоединиться к маленьким приключениям.
- Какой забавный вопрос. Разве же я могу отказать прекрасной даме в её просьбе?
Мягко улыбнувшись, он с наигранной осторожностью взял руку девушки, касаясь губами тыльной стороны её ладони. Маленькое приветствие в честь новой встречи. Нарочно показательное, как напоминание о том, каким был их первый раз. Забавно, ведь сейчас в его сумке все так же хранится пузырек со снотворным и еще несколько интересных зелий собственного приготовления.
- Если господа ангелы побоятся, мы можем отправиться искать приключения вдвоем. Или же… втроем?
Еще одна знакомая, милейшее наивное дитя. Как любопытно. Почему-то его вовсе не удивляло присутствие Ванессы. Девушка определенно любила неприятности не меньше самого вампира, раз не побоялась самостоятельно направиться в эпицентр событий. Но вот Авелара. Интересно, что сие дитя забыло здесь, и почему опекунша так легко отпустила её?
- Птенчик, но так же только лучше. Разве я могу сбежать, когда начинается самое интересное? К тому же, если здесь так опасно, тебе и самой следовало бы спрятаться. Ах, что же скажет твоя маменька?
Картинно сложив ладони вместе, сцепляя их в своеобразный замок, и покачав головой, вампир попытался изобразить обеспокоенность. Детишкам не положено находиться в опасных местах. Но раз Авелара здесь, стоит откинуть подозрения касательно нападения из вне. Это не диверсия, даже не попытка переворота. Все будет куда интереснее. Присутствие Авелары подтверждало другую догадку вместе с намереньем посетить наиболее важное место для Эфириона.
- Остается только выяснить, действительно ли всплеск несет опасность, или же…
Только сейчас Ормонд понял – в выбросе энергии было нечто смутно знакомое. Подобное он мог ощутить только проводя особое время наедине с маленькой всетловолосой леди.
- Ты ведь пойдешь с нами, верно.
Приглашение без вопроса. Вампир был уверен, что Авеларе тоже любопытно узнать причину происходящего, и почему она сама пришла сюда вместо того, чтобы сбежать. Банальные инстинкты, присущие живым существам, будут кричать о необходимости побега ради сохранения собственной жизни. Только блюстители закона, авантюристы или безумцы ринутся в гущу опасных событий. Авелару сложно отнести к одному из этих типов, так почему она проигнорировала опасность, решив примчаться на площадь? Ателье, где она работала, находилось далеко не в паре шагов отсюда. Попытка объяснить подобное поведение желанием помочь пострадавшим тоже окажется ошибочной.
- Действительно, почему же?
Шепот был неслышным. Слова произнесены только губами практически без единого звука и адресованы, скорее, самому себе, ведь девушка тоже не могла знать ответ на них. Вынырнув из собственных мыслей, Оремонд улыбнулся, протянув руку светловласой.
- Предлагаю для начала…
Перед глазами все резко начало плыть, а в голове словно ветер пронесся. Какое же не приятное ощущение. Дариан прекрасно понимал, к чему это приведет, не первый раз испытывал подобное на себе, вкушая кровь Авелары. Только сейчас его принуждают ко сну, даже не позволив насладиться желанной трапезой…

You know this world's full of sick and wicked things
But to me there's a charm to all the anarchy.
Amen, you men are too foolish to repent
Not a saint in the heavens laughing at your sin.

- Дариан.
Чужой женский голос звучал слишком уж нежно. Ни капли тревоги или беспокойства, ни тени негативной эмоции, лишь безграничная забота. Когда к нему в последний раз обращались со столь сладкими нотками любви? Даже родители не позволяли себе подобной вольности, в то время как незнакомка практически лелеяла каждую букву, слетавшую с её уст.
- Дариан, ну же, просыпайся.
Её пальцы коснулись светлой челки мужчины, убирая с лица, проверяя, вернулся ли тот в сознание. Никакой реакции не последовало, что явно не понравилось юной прелестнице, успевшей придумать коварный план для подобного случая. Взяв со стола перо, она кончиком того провела по носу блондина, соскользнув к щеке и ниже, переходя на шею, щекоча пушинками. На сей раз её действия имели отклик. В попытке пресечь посягательства на свой отдых, мужчина отмахнулся от предмета «пытки», чем вызвал смешок незнакомки. Неловкий размашистый жест казался ей до нелепого забавным.
- Ваше Величество, что бы сказали Ваши поданные, заметь, как Вы нескладно жестикулируете?
Она намеренно издевалась, пытаясь добиться поставленной цели, и ей это удалось. Сон окончательно отступил, от чего блондин нехотя открыл глаза, глядя на девушку. Миловидная брюнетка стояла, чуть склонившись, и улыбалась ему, вертя в тонких пальцах то самое перо.
- Кто… ты?
Голова гудела от пустоты и непонимания, как после хорошей попойки в захудалом кабаке с дешевой выпивкой. Дариан коснулся переносицы, массируя и пытаясь прийти в себя, но мысли все не желали собираться в единую картину, обрываясь еще в самом начале. Кажется, ему что-то снилось. Что-то, чего он так и не мог вспомнить. Перед глазами всплывали разорванные картинки образов, моментально рассеиваясь невнятными мазками, словно некто насильно пересекал любую попытку вспомнить подробности. Незнакомка же мило надула губки, показывая поддельную обиду, и отложила перо обратно на стол.
- Ваше Величество, Вы все еще спите? Неужели Вы запамятовали имя будущей королевы и Вашей жены?
- А… Нет, я не… Не сплю, Клэр.
Имя пришло само собой. Конечно же, и как он только мог забыть свою невесту и лучшего друга детства. Озорная девчушка, которая частенько ошивалась рядом с младшим принцем, выросла, став прекрасной девушкой. Она получила признание королевской семьи вместе с разрешением войти в неё на равных правах с Дарианом. Блондин улыбнулся, попытавшись приподняться с кресла, и замер, услышав шуршание. Книга, доселе лежавшая у него на коленях, попыталась соскользнуть на пол. Клэр же этого не позволила, перехватив еще до момента падения. Значит, он уснул у себя в кабинете за чтением. Сон окончательно отступил, не оставив и шанса на воспоминания, но это более не волновало мужчину.
Поднявшись с кресла, блондин подошел к окну, выглянув во внутренний двор. Середина весны. Солнце ярко освещало все вокруг, оседая лучами на зеленой листве. Стражники вышагивали по каменным плитам, оберегая покой жителей замка. Ничего не изменилось, никаких признаков, что что-то могло пойти не так. И, все же, маленький червь недоверия точил разум изнутри, вынуждая сомневаться в этой идиллии. Разве сегодня не слишком хороший день? Разве в твоей жизни бывает подобное спокойствие?
- Разве…
Клэр тихо подошла со спины, уложив руки на плечи мужчины, и прижалась к нему, тоже выглянув в окно, пытаясь рассмотреть, что же так заинтересовало её короля. Тепло чужого тела оказалось до смешного приятным, расслабляющим. Присутствие этой девушки успокаивало, отгоняло лишние тревоги, вынуждая того самого червя окончательно затихнуть. Накрыв ладонью чужую руку, мужчина мягко улыбнулся.
- Клэр, давай прогуляемся?
Слоило видеть лицо девушки в тот момент. Счастью не было предела. Она в любую секунду готова подпрыгнуть с веселым писком, совсем как ребенок, но сдерживалась. Не пристало будущей королеве вести себя подобным образом. Вместо этого прелестница отошла к столу, взяв с него корону и, вернувшись к Дариану, надела ту ему на голову.
- Вот, Ваше Величество, теперь Вы при полном параде. Можно прогуляться.
Изобразив шутливый реверанс, Клэр моментально прижалась к своему спутнику, обнимая его за руку. Слишком милая картинка, слишком домашняя и уютная. Пусть она казалась фальшивой, но даже так вызывала тепло где-то глубоко в душе. Улыбнувшись и коротко кивнув своей спутнице, блондин позволил утянуть себя прочь из кабинета, удивляясь прыти девушки. Она все больше напоминала ему ребенка. Слишком уж сильно выделялась на фоне других придворных дам, которым были интересны лишь сплетни, балы, да очередной поход в дорогое ателье за новыми нарядами. Клэр же была чиста, невинна. А еще невероятно добра. Разве кто-то из благородных девиц пожертвует дорогим платьем ради птенца, выпавшего из гнезда? Клэр же еще в детстве сделал именно это. Боевая девчушка сама взобралась на дерево, чтобы вернуть птенчика его родителям. Правда, при спуске её нога соскользнула с ветки, от чего девочка мешком рухнула на младшего принца, изодрав новое платье. Оба тогда получили нагоняй от родителей, но Клэр совершенно не жалела о своем поступке. А после этого… После…
- Дариан, взгляни!
Голос Клэр отвлек от воспоминаний и лишних мыслей. Стоило им только выйти во внутренний двор, как девушка нашла для себя забаву. Отпустив руку спутника, она подбежала к ближайшим цветам, присев рядом с ними. Взгляд девушки оказался прикован к маленькому существу с яркими разноцветными крыльями.
- Смотри, какая красивая бабочка!
- Да. Очень.
Улыбка девушки казалась до неприличия милой. О таких обычно говорят «она способна затмить даже солнце». Но почему-то от неё одновременно становилось хорошо и тошно, как от спектакля, в котором один неумелый актер портит всю постановку.
- Ой, улетела.
Разочаровано вздохнув, Клэр вернулась к королю, попутно поправляя платье. Не дав слова высказать, эта неугомонная девица вновь потянула мужчину следом за собой. Прогулка по саду. Чаепитие в беседке возле небольшого озера. Отдых на лодке. «Погоня» за диким зайцем, которому не посчастливилось забраться в королевский сад и попасться на глаза девушке.  Их прогулка заняла практически довольно много времени, словно девушка никак не могла насытиться близостью своего спутника. Энергия в ней не просто била ключом, а лилась нескончаемым потоком, накрывая всех вокруг. Больше всех досталось самому Дариану. Он уже забыл, как сложно гулять с этой девицей. Еще с детства каждая их встреча была похожа на марафон на выносливость, нежели на стандартные прогулки с другими девушками.
- Клэр помилуй. Давай вернемся в замок, отдохнем.
Смешок в качестве ответа даже не удивил. Но в нем не было ни тени ехидства или превосходства, лишь нотки детского озорства. Девушка смотрела на утомившегося короля, поглаживая зайца, сидящего у неё на руках. Поймала таки. Бедное животное лишь сжалось в комок, от чего казалось еще меньше, и подергивало крохотным носом, не пытаясь вырваться. То ли смирилось со своей участью, то ли выжидало подходящего момента для побега.
- Что такое, Ваше Величество? Неужели Вы совсем устали? А ведь еще даже не в возрасте
Девушка осторожно вела пальцами по меху животного, поглаживая между длинных ушей. Она не сводила взгляда с собеседника, выжидая, станет ли тот парировать на фразу. Но в ответ получила примирительный жест в виде слегка поднятых рук, ладони которых были направлены в её сторону. Дариан не хотел с ней спорить или пререкаться.
- Клэр, прошу, отпусти животное. Давай вернемся. Я попрошу горничную подать нам к чаю твои любимые вишневые пирожные.
А вот это уже подействовало. Подкуп сладким всегда был наиболее эффективным приемом против девушки. Заяц снова оказался на свободе, а Дариана моментально утянули по направлению к замку. Похоже, девушка не желала терять ни секунды, раз ей пообещали любимое угощение. Всего через несколько минут бега, двое снова оказались в кабинете, с которого началась их утренняя прогулка. Практически упав назад в кресло, мужчина облегченно выдохнул, наслаждаясь возможностью спокойно отдохнуть. В то время как особа напротив него уже вовсю уплетала угощение, принесенное горничной. Два шоколадных бисквита с кремом из маскарпонэ и вишнями, политых шоколадной глазурью – сладость, собранная в единую композицию в виде пирожного. Блондин невольно залюбовался своей собеседницей, наблюдая за тем, с каким же удовольствием она лакомится десертом. Кусочек за кусочком, пирожное быстро исчезало с тарелки. Клэр всегда была такой. С самого детства не умела себя сдерживать. Будь то животные, сладости или любые её увлечения, ей хотелось узнать и попробовать все и сразу, быстро переходя от одного к другому. Многие надеялись, что с возрастом это пройдет, что она перерастет эту детскую непоседливость, станет достойной леди. Нет, не переросла. В детстве Клэр не волновали ни чужие осуждающие взгляды, ни шепот за спиной. Сейчас так же ничего не поменялось.
*Не переросла.*
Не переросла ли? Она всегда была такой? Точно всегда? Внутренний червь недоверия снова проснулся, выедая разум. Что-то казалось непривычным. Лишним. Картина обстоятельств слишком хороша на первый взгляд, но нечто в ней выбивается из общих правил. Молчаливо осматривая девушку, блондин все больше погружался в собственные мысли в попытках найти источник беспокойства. Сейчас, когда его не отвлекали забавы Клэр, можно было немного подумать.
- Ах, точно. Как же я мог забыть.
Шепот долетел до ушей девушки, от чего та оторвалась от своей трапезы, с удивлением глядя на Дариана, и отставила тарелку с пирожным. Клэр хотела спросить, о чем говорил её будущий супруг, но одним жестом была остановлена. Поднявшись с кресла, мужчина подошел к девушке, протянув ей руку, ладонью вверх, которой тут же коснулись женские пальцы. Беспрекословно повинуясь немому приглашению, собеседница сама встала, моментально оказавшись в объятиях блондина.
- Знаешь, весь день меня мучает один вопрос. Помнишь, в детстве ты спасла птенца, вернув его в гнездо? Сегодня, когда мы гуляли с тобой, у меня в мыслях всплыл этот образ. Но мне интересно – почему я не могу вспомнить, что было после? Наши встречи. Прогулки. Беседы. Что-то похожее на сегодняшний день.
Голос наполнен нежностью, а объятия столь осторожны, словно он держал в руках статуэтку из тончайшего хрусталя, способную расколоться даже от легкого дуновения ветра. Заправив выбившуюся прядь волос за аккуратное ушко, мужчина коснулся того губами, вынуждая девушку вздрогнуть, залившись ярким румянцем.
- О чем Вы, Ваше Величество?
Такая идеальная, правильная, она может стать прекрасной женой для любого, даже самого короля. Её энергии хватало на двоих. Её нежность и ласка могли одним движением руки стереть усталость, а забота способна даже исцелить болезни, и это вовсе не магия. Точнее, могла бы. Все это могло бы быть реальностью когда-то очень давно. Но не сейчас, не с идеальной подделкой.
- Ах, а ведь я был влюблен в тебя с самого детства.
- Ваше Величество, Вы меня смущаете…
Дариан отчетливо чувствовал трепет чужого тела в своих руках. Клэр волновалась, не понимая, как ей поступить – стоит ли оттолкнуть короля или же принять его своеобразные ухаживания. В прочем, выбора ей не давали, бережно и настойчиво прижимая к себе.
- А знаешь, что еще я вспомнил? Это один из самых ярких моментов, связанных с тобой, который произошел через три дня после инцидента с птенцом.
Поцелуй на плече. Клэр вновь вздрогнула, почти сразу же расслабившись, смирилась с возможным продолжением. Она и так скоро станет королевой, супругой Дариана. Не удивительно, что будущий муж возжелал свою женщину. Конечно, подобная связь до свадьбы ей претила, но отказать своему королю девушка не могла. Если он пожелает, она готова отдаться своему любимому. Окончательно примирившись с собой, Клэр обвила руками шею мужчины, прикрыв глаза, шумно выдохнула от ощущения того, как блондин провел ладонью по её спине, после убрав руку.
- Что же Вы вспомнили, мой король?
- Ты ведь умерла спустя три дня.
Даже не позволив осознать смысл сказанного, Дариан, не выпуская девушку из своих объятий, занес над ней кинжал для вскрытия писем, взятый со стола. Лезвие под углом прошло меж ребер со спины, полоснув по позвоночнику, вонзилось в сердце, оборвав его биение. Клэр лишь сдавленно ахнула, мертвым телом повалившись на пол. Широко раскрытые глаза смотрели куда-то в полоток, а рядом с лицом девушки на ковер с острия кинжала падали алые капли. Полукровка. Маленькая озорная девочка семи лет с черными волосами и солнечной улыбкой оказалась не чистой крови. Её не спас ни статус, ни деньги. Клеймо полукровки легло на всю семью, вскрывая тайны. Мать девочки, будучи еще юной, изменила своему мужу с эльфом, понеся от этой связи. Клэр посчастливилось родиться, похожей на официального супруга изменщицы. Но её судьба оказалась предрешена, когда малышка связалась с младшим принцем. Дариана считали посланником небес, окружение которого должно быть таким же чистым. Тщательная проверка выяснила, что единственный друг маленького принца и самый дорогой человек оказался нечистой крови. Клэр казнили, запустив в разуме Дариана очередной процесс деструкции. Сейчас же блондин во второй раз лишил несчастную жизни уже собственной рукой, пусть она и была подделкой.
- А ведь действительно любил.
Мужчина усмехнулся, повертев кинжал в пальцах, разглядывая собственное отражение в клинке. Проведя по тому подушечками пальцев, собирая капли чужой крови, Дариан слизнул их. Совершенно никакого вкуса. Конечно, он ведь не знает, какова была бы кровь Клэр, ведь ни разу не вкушал её. Но точно знает, что она темно-красная, густая. Видел в детстве, как та вытекает из отрубленной головы и маленького тела девочки, разливаясь безобразной лужей на эшафоте.
- Боже, что Вы наделали! Леди Клэр!
Крик горничной, что не вовремя появилась на пороге кабинета, вместе со звуком упавшего подноса с разбившимся сервизом привлек других гостей. Трое стражников прибежали на шум, остановившись у двери. Общее непонимание и неразбериха. Только Дариан невинно улыбался, глядя на новоприбывших, продолжая вертеть в пальцах орудие убийства.
- В-ваше Величество… Что здесь произошло?
Один из стражников, судя по всему, лидер троицы, вошел в кабинет, осматривая помещение и тело, лежащее на полу. Следов проникновения или борьбы не было, точно так же не обнаружилось присутствия посторонних, от чего появилось множество невысказанных вопросов.
- Мм… Разве вашему королю нужно объясняться в случившемся?
- К-конечно нет, Ваше Величество… Но, все же… Леди Клэр…
Было видно, как нервничает командир стражи, но перечить королю все равно, что самому голову на плаху положить. Даже если обстоятельства были не в пользу Дариана, он все еще оставался королем, правящим Аркадией. К тому же, рано делать какие-то выводы.
- Все же, что? Разве для стражников Аркадии король не является законом? Разве любое мое слово или действие не является для вас неоспоримым?
Подойдя к командиру, блондин приставил кончик окровавленного клинка к чужой шее, слегка надавив, от чего мужчина невольно пошатнулся, но не отстранился. Теперь Дариан был больше похож на себя прежнего. Такого, каким стал после всего пережитого, после обращения. Утренний облик обходительного нежного короля был лишь надуманным образом в чужой игре, в которую он попал не в первый раз.
- Верно, Ваше Величество, мы не в праве оспаривать ни Ваши слова, ни действия.
- Аха~, прекрасно! Значит, никто не будет возражать.
Резким движением Ормонд вогнал лезвие в шею вояки, вытащив его с такой же легкостью, дав возможность уже второму телу рухнуть на пол. Командиру повезло меньше, чем Клэр, его смерть не была столь быстрой, сопровождаясь несколькими долгими секундами конвульсий и хрипов, пока тот захлебывался собственной кровью. Крик горничной резанул ухо, вызвав резонное желание перерезать горло и ей, лишь бы замолчала.
- Ну зачем же так кричать? Он посмел усомниться в своем короле, за что поплатился. Лучше приберитесь тут.
- Но, Ваше Величество!
Еще один вояка рангом пониже имел неосторожность противоречить правителю, за что получил глубокий порез на лице, задевший глаз. Стиснув зубы от боли, тот не проронил ни звука, давясь собственным криком. Только прижал ладонь к ране, стараясь остановить кровь.
- Мы… п-приберемся…
- Вот и умница. Не люблю, когда мне перечат.
Дариан неспешно покинул кабинет, переступив через тело командира стражников, словно то было мусором. Красные следы от подошв оставались на полу после каждого его шага, постепенно становясь все менее заметными. Он даже не заметил, как вступил в лужу чужой крови. Или, возможно, сделал это намерено. Да какая разница, если все вокруг – банальная иллюзия, в которой ему уже доводилось бывать. До этого сны были немного иными, их было проще распознать. Стоит признать, на этот раз кукловод хорошо постарался над сценарием и действующими лицами. В этом сне можно было задержаться подольше, если бы не один маленький просчет с невестой.
- Как некрасиво с твоей стороны вот так играться с чужим разумом и воспоминаниями. Если хотела нанести визит, то почему не пришла лично, мы же уже встречались.
Блондин не обращал внимания на разговоры с самим собой, направляя слова в пустоту. Точно так же ему были не интересны взгляды испуганной прислуги или стражи. Их реакция не удивляет. Король, запятнанный кровью, с блаженной улыбкой вышагивал по коридору в направлении тронного зала.
- Милая госпожа без лица, порадуй меня личным присутствием. Выпьем чаю, здесь он имеется в избытке, побесед…
Запнулся. Остановился. Его задержали самым наглым образом, схватив за плечо, насильно развернули в другую сторону так, чтобы блондин оказался лицом к лицу с другим мужчиной. Еще один стражник. Надо же, какая наглость, вот так своевольно касаться своего короля. Чуть нахмурившись, Дариан убрал чужую руку со своего плеча, словно отмахнулся от назойливого насекомого.
- Ваше Величество, что Вы творите? Наш король сошел сума! Почему Вы убили леди Клэр и командира?
Непонимание, злость и откровенный ужас – столь прекрасная смесь на чужом лице. Именно так выглядят люди, находясь на грани отчаянья. Интересно, что именно его так подкосило? Смерть командира и лучшего друга, убийство будущей королевы руками её же жениха, или факт того, что их король потерял рассудок?
- Какой милый комплимент, благодарю. Но ты прав. И уже давно.
Все та же неизменная фальшивая улыбка. Взмах руки, новые брызги чужой кровь, вырвавшейся из разрезанной сонной артерии. Очередная жертва собственного безрассудства. Бесполезно пытаться остановить «короля», позабывшего границу между добром и злом. Вытянув перед собой руку, удерживающую кинжал, Ормонд направил клинок в сторону остальных стражников, приказав им остановится, замолчать.
- Хм… Напомните-ка. Любое слово или действие короля является для вас неоспоримой истиной – законом, верно?
Стражники опешили, переглянувшись между собой. Если Дариан был прав, то в этом мире, придуманном для бывшего принца, ставшего королем, никто его не остановит. Это табу. Мир же должен быть идеальным. Жаль, что теперь он сам стал тем самым элементом, выбивающимся из постановки.
- Всё истинно так, мы верны своему королю и готовы выполнить любой Ваш приказ.
- Вот как? Тогда…
Клинок кинжала коснулся губ Дариана, а сам он задумчиво поднял глаза к потолку. Раз уж этот мир идеален, то  почему здесь так скучно? Если вспомнить самое начало, день был обыденным. Неужели именно такой жизни он хотел в качестве своего идеала? Все верно, хотел. Когда-то очень давно, будучи еще ребенком, когда его тело и разум истязали церковники в попытках сотворить нового святого. Тогда мальчишка ночами тихо плакал в своей комнате, мечтая об обычной жизни, казавшейся сейчас ему невыносимо пресной.
- Придумал! Умрите ради меня. Прямо сейчас.
В повисшей тишине буквально можно было услышать, как ускорилось сердцебиение стражников. Каждый из них понимал, что жизнь их оборвется прямо сейчас из-за безумного приказа короля. И, все же, надежда еще теплилась где-то глубоко внутри.
- Н-но… Ваше Величество…
- Умрите.
Мольбы не находили отклика. Бессмысленно взывать к безумцу, для которого чужая жизнь простая игрушка. Не важно, что это сон. Будь он реальностью, исход все равно остался бы прежним.
- Просим Вас, одумайтесь, мы же…
- Прямо сейчас.
Дариан не слушал их. Не важно, сколько потребуется слов. Не важно, кто из них будет молить о помиловании и пересмотре решения. Даже если они падут на колени, начнут умолять, мужчина не изменит решения. Это всего лишь фигуры в спектакле, которые исчезнут вместе с окончанием сна.
- Ваше Величество, мы верны Вам, но…
- Так, докажите это. Я желаю заполучить ваши жизни, и мне станет лучше. Вы же служите во благо короля, верно? Тогда, просто умрите.
Все это время улыбка не сходила с лица мужчины. Какие же они непонятливые. Никто не даст помилования стражникам, никто не придет спасать их. Никому нет до них дела, раз они всего лишь продукты сна, созданные чужим разумом. Им остается только повиноваться с сухим «Ваше слово – закон» и, приставив к своим шеям лезвия собственных мечей, сделать максимально глубокие разрезы, надеясь на быструю смерть.
- Идиоты.
Какая же скучная сцена. Похоже, актеры первого акта закончились. Настало время антракта. Короткая подготовка к продолжению спектакля. Мужчина тихо хмыкнул, окинув мертвые тела безразличным взглядом. Действительно, идиоты. К чему тогда были эти попытки пустых протестов, если они так легко расстались с жизнью?
- Считаешь, это для меня идеальный мир? Полное повиновение и смертная скука? Какие жалкие попытки.
Пустая трата времени на красочные картинки во снах. Нет смысла пытаться создать искусственный совершенный мир для того, кто давно позабыл само понятие личного идеала. Всю жизнь он следовал за своим «отцом», выкупившем его из детского дома, стараясь был лучшим во всем, день за днем доказывая свою полезность. Лучший сын и лучшая кукла, которую в итоге просто выкинули. Такие странные мысли с воспоминаниями разом накрыли вампира, еще больше размывая мир, созданный лишь для него. Улыбнувшись одной из них, светловолосый отступил на шаг от разливающейся лужи крови, дабы не замарать подошвы сапог еще больше.
- Раз сама не желаешь все это прекратить, давай сыграем иначе.
Иногда в голову лезут безумные идеи, особенно когда ты не получаешь отклика на свои вопросы и призывы. Раз уж Леди Незнакомка не желает показываться из-за парочки лишних трупов, может, стоит снести её кукольный домик под самое основание. С тихим смешком мужчина направился к сердцу замка – тронному залу. Наверняка служанка, которая первой заметила тело Клэр, успела навести панику среди другой стражи. Его точно станут искать либо как преступника, либо как сумасшедшего короля, дабы избавиться от проблемы, что может стать угрозой королевству. Так бы сделали в обычном мире. От существ, не подчиняющихся законам общества, принято избавляться, дабы они, подобно болезни, не распространили свое пагубное воздействие среди других индивидуумов. Но получится ли? Это не тот мир, в котором действуют прежние законы хоть одного из королевств.
Тронный зал пустовал так же, как коридор, ведущий к нему, затянув время антракта. Значит, у него все еще есть время подготовиться к последней сцене. Медленно подойдя к трону, ступая по красной ковровой дорожке, вампир замер, всматриваясь в пустующий предмет интерьера. Когда-то это место принадлежало его отцу. Когда-то, будучи еще маленьким, он также ступал по этому красному полотну грубой ткани, лежащему на полу, останавливаясь у самого трона, дабы приклонить колено перед правителем Аркадии. Сейчас же Дариан сам в праве занять место отца, пусть это будет лишь игрой внутри бессмысленного сна. Достаточно сделать несколько шагов, а после опуститься, усаживаясь на трон.
*Никакого удовольствия.*
Вздох разочарования. Мужчина и сам не знал, чего ожидал, занимая место, ему не принадлежащее. Обычно люди испытывают удовлетворение при достижении своей цели, пусть даже подобное происходит только в мечтах. Но вампир не чувствовал ничего, кроме скуки с примесью разочарования. Стащив с головы корону, так заботливо надетую руками Клэр, Ормонд удерживал ту на указательном пальце, безучастно рассматривая драгоценные камни, обвитые замысловатыми узорами золота. Он даже не удосужился одарить взглядом очередных стражников, соизволивших почтить короля присутствием. Слишком долго они сюда добирались. К тому же, выслушивать в очередной раз бессмысленные речи о возможном сумасшествии правителя совершенно не хотелось. Каждая фраза, брошенная стражниками, каждый их вопрос, ранее звучавший от других персонажей, сталкивались с молчаливым безразличием – репертуар у второстепенных пешек был до ужаса однообразным. Движение пальца вынудило корону, висящую на нем, дрогнуть. Со следующим драгоценная безделушка в виде символа власти начала вращаться. Вампиру было не интересно присутствие посторонних, как и их осуждающие взгляды касательно бесцеремонного обращения с короной.
- Может, убьете тогда меня?
Один только вопрос сумел заткнуть всех присутствующих. Ни шепота, ни единого звука. Только обеспокоенные переглядывания среди людей в латных доспехах. Каждый из них надеялся, что ошибся или ослышался, что это только глупая шутка, но пустой взгляд сидящего на троне за секунду разрушил эти мысли.
- Ваше Вел…
- Достаточно.
На губах блондина заиграла улыбка, пусть голос так и оставался бесцветным. Перехватив корону удобнее, он вновь вернул ту себе на голову, небрежно сдвинув на бок. Образ безумного короля окончательно завершен, оставалось только подвести к концу глупый спектакль.
- Разве вы не расслышали? Я приказал убить меня. Хочу встретиться с Леди Незнакомкой лично. Исполняйте.
Шепот пришедших понемногу наполнял тронный зал, переходя на более высокие ноты, превращаясь в гул. И снова однотипные фразы. «Он сумасшедший». «Короля одурманили, ведите лекаря». «Это все происки наших врагов». Печальное зрелище. Люди часто пытаются найти причины плохих событий за пределами личной реальности, виня во всем обстоятельства или несуществующих злодеев. Даже сейчас актеры несуществующего мира всеми силами стараются сохранить его, а для этого, в первую очередь, необходимо «починить» его центр. Жаль, что их попытки и желания не имеют значимости.
- Как же надоели…
Говорят, королям не подобает выполнять распоряжения, отданные плебеям. Только Дариан не король, эта роль никогда не предназначалась ему, потому продолжать играть её дальше не имеет смысла. Корона, откинутая небрежным движением, с раздражающе звонким стуком прокатилась по мраморному полу, ударившись о ближайшую колонну. Разговоры затихли, все внимание вновь было обращено на блондина. Ты ведь этого хотел? Так желал их взглядов, когда был еще ребенком. Мечтал о том, что они буду почитать тебя, смотреть, как на божество, как на твоего отца. Забудь. Подобное будущее было отобрано у тебя еще при рождении. Осталось только опустить занавес, завершив приевшийся спектакль.
- Моя милая леди, ты вдоволь повеселилась. Так будь добра, приходи поиграть лично.
Клинок с несвойственной легкостью вошел в висок, преодолевая сопротивление черепной коробки. От хруста собственной кости, казалось, заложило уши. Какой же неприятный звук. Боль острыми раскаленными иглами пронзила мозг, от чего вампир даже не почувствовал, как рухнул на ковер. Нет, даже при таком ранении смерть не бывает быстрой. Еще несколько секунд остается в запасе, пока кровь не вытечет из раны, попутно просочившись в другие участки мозга. И пока длятся эти секунды, остается только слушать обеспокоенные крики вокруг, слишком громкий топот множества ног, вибрацией разносящийся по мрамору, а еще затихающий звук собственного дыхания, наблюдая за меркнущим окружающим миром.
- Почему ты сопротивляешься?
Ты сам не хотел находиться в скучном, придуманном только для тебя, мире. Сам пытался сбежать из прекрасного кукольного домика. Так теперь наслаждайся иными пейзажами…
Во сне невозможно умереть, в этом Ормонд убедился ранее. Прекрасная незнакомка, чей лик был скрыт тьмой, обладала скверным характером. Сперва, одаряя лаской и заботой в попытках заманить подальше в самое сердце обещанного Райского Сада, она усыпляла бдительность, а после наказывала за любую оплошность, считая, что неблагодарные смертные дети отказываются от её даров. На сей раз первым наказание был запах гари. Он наполнял легкие, с каждым новым вздохом растекаясь по ним ядовитыми клубами дыма, вызывая приступ кашля. Вторым же оказалась сильная боль в виске в качестве остаточного эффекта от удара кинжалом. Во сне смерть не станет наградой или завершением, это лишь переход к новой авансцене во втором спектакле. Осталось открыть глаза, дабы встретить третье наказание.
Все тот же тронный зал и мраморный пол, но вокруг разруха. Красная ковровая дорожка стала практически черной от запекшейся крови, прекрасные гобелены, некогда украшающие стены, изорваны в клочья, а окна пустыми «глазницами» вглядываются в темноту внешнего мира. Стоит только пошевелиться, попытаться подняться с пола, как под ладонями хрустят осколки выбитых стекол. Еще несколько секунд невозможно ничего расслышать, кроме пронзительного писка в ушах – небольшой подарок от Незнакомки в виде остатка от предыдущей смерти. Переживать не стоит, уже совсем скоро он начнет затихать, позволив насадиться другой музыкой. Какофония из переплетения криков, лязга мечей и чего-то еще, что сложно разобрать.
- Это все твоя вина...
От слов по коже невольно прошелся холодок. Тронный зал пустовал, но сказанное проникало глубоко в разум, пыталось зацепиться за струны души, хоть отклика так и не находило. Что есть чувство вины для безумца? Не больше, чем пустой звук. Ему не за что испытывать подобное. Он осознанно в очередной раз отказался от подарка Незнакомки, ведь только так можно пригласить её лично.
- Неужели так и продолжишь скрываться? Раньше ты была более сговорчивой.
Пронзительный крик донесся с улицы. Симфония внешнего мира становилась все более насыщенной в разнообразии, к ней примешивались новые музыкальные нотки, что просто не могло не заинтересовать. Что же на этот раз ему уготовлено узреть? Перед этим Незнакомка показала смерть клана, каждого его члена, получив в ответ только сухое «скучно». Что же будет в этот раз? Так и не сумев сдержать любопытства, блондин подошел к окну, лично убедившись в собственных догадках. Снаружи развернулась настоящая бойня – за стенами дворца пировала война. Она медленно поглощала каждого, кто попадался в её черные лапы, заражала ненавистью и гневом. Сколько уже? Сколько погибших? Потери были велики с обеих сторон. Изувеченные, растерзанные трупы лежали просто под ногами солдат и взбунтовавшегося народа. Их никто не хоронил, никто не отпевал. Каждому павшему могилой служило поле битвы – собственный город, который пожирали языки пламени, окрашивая звездную ночь в алый цвет войны. Трупный смрад переплетался с едким дымом пожарища, вздымаясь к небу. Крики горящих, мольбы о помощи и звон клинков, скрещенных меж собой в ударе, слились в единую симфонию. Теперь, вместо задорного детского смеха, город наполняла песнь Смерти.
- Это все твоя вина.
Голос стал резким, настойчивым и гневным, вновь попытавшись подцепить невидимыми пальцами струны души, но, будучи отвергнутым, затих. Отступив от окна, вампир направился прочь из тронного зала, минуя пустые коридоры, в коих царил такой же беспорядок. Чем ближе он приближался к выходу из замка, тем чаще встречались тела солдат или жителей Аркадии. Взбунтовавшийся народ бросил вызов своему правителю. Разве это не страшнейший кошмар любого короля? Но на его губах красуется самодовольная улыбка, а глаза с нескрываемым восторгом рассматривают неприглядные трупы, застывшие в непривычных позах сломанных марионеток. Кошмар, устроенный Незнакомкой, оказался привлекательнее, нежели идеальный мир, где царила гармония и спокойствие.
Ворота, ведущие из замка, никто не охранял, лишь пара тел солдат безвольно лежали возле стен. На улице сцена была не менее красочной. Кровь тонкими ручейками текла меж камнями брусчатки, собираясь лужами в углублениях. Одежда на чужих телах украшена алыми пятнами, а порой просто обгоревшими кусками липла к истерзанной плоти. Шаг за шагом Дариан обходил препятствия, которые совсем недавно были живыми людьми, приближаясь к площади. Именно туда манили вопли и запах дыма, туда, где разгоралось пламя.
- Все твоя вина!
Почти крик, попытка обвинить во всех возможных грехах. Что же, он не против, вини. Все это будет принято с радостью и выпито до последней капли, как дорогое вино, а пока бокал не наполнен до краев, стоит полюбоваться на очередное зрелище. Место казни построено на скорую руку. Низкая деревянная платформа, сбитая из обломков старых досок – видимо, хватали все, что под руку попадалось. В центре закреплен столб немного выше человеческого роста, к которому был прикован человек. Массивные цепи окутывали тело, не позволяя даже попытаться выбраться из их хватки, а из ран брусничным соком сочилась кровь, стекая по стальным звеньям. У ног приговоренного сложен хворост, политый то ли маслом, то ли чем-то подобным, дабы огонь быстрее разгорелся. Два похожих места казни располагались по обе стороны от эшафота и горели уже некоторое время. Именно от этих костров дым так настойчиво просачивался ранее в тронный зал. Пламя давно поглотило два тела, те даже не шевелились, не издавали ни звука, от чего сложно было понять, кем ранее являлись обгоревшие куски плоти с костями. Приговор последнего пленного готовились привести в исполнение. Только подойдя ближе к месту казни Дариан смог разглядеть того, кто был прикован к столбу. Знакомые черты окровавленного лица, серебристые волосы, спутавшиеся в неприглядный комок, и изодранные лохмотья. Перед вампиром был он сам, но в облике человека. Нет заостренных ушей, клыков, алых глаз. Обычный человек, которым он мог бы оставаться, повернись его прошлое в другую сторону.
- Это ты виноват!
Множество голосов вторили друг другу, доносясь с разных сторон. Толпа  медленно окружала место последней казни, держа в руках зажженные факела, но никто из них не обращал внимания на вампира, словно его тут и не было. Их взгляды были прикованы лишь к пленнику. Похоже, после «прекрасного сна» о возможном будущем, которого никогда не будет, госпожа Незнакомка решила показать то, что именно Дариана может ожидать. Пусть и не в человеческом облике, но нынешний исход вполне вероятен. Это забавляло. Он даже не пытался препятствовать расправе, лишь с улыбкой наблюдал за тем, как факела были брошены к хворосту, который  моментально поглоти огонь. Языки пламени быстро перебрались выше, к ногам пленника, лизнув кожу на них, пробрались по обрывкам одежды, подцепили непослушные волосы и, в итоге, объяли тело целиком. Крик прикованного заглушил все вокруг. Свой собственный голос, коим была одарена фальшивка, казался неестественным, надрывным, от чего хотелось смеяться. Дариан наблюдал за тем, как его двойник исчезает за ярким огнем, как привычные черты искажаются, оставляя только невнятный силуэт. Наверное, это очень больно вот так гореть заживо, не имея надежды на спасения.
Какое же забавное наказание. Вид собственной смерти должен испугать любого, но в душе вампира не нашлось отклика, и лишь затяжной крик немного раздражал. Оглянувшись вокруг, Ормонд заприметил одну интересную вещицу. Алебарда, брошенная почти у самого эшафота. Весьма удобно. Как и то, что толпа не собиралась его останавливать, ни когда вампир подобрал новое оружие, ни когда размахнулся им, не особо опасаясь задеть кого-то из окружающих. Все равно они лишь марионетки. Его не останавливали даже когда блондин снес голову подделки, оборвав тем непрекращающийся крик.
- Аха~, так намного лучше.
Развернувшись лицом к толпе, Дариан отложил алебарду на эшафот, наблюдая, как действующие лица нынешней сцены постепенно исчезали. Нет, они не уходили, скорее, растворялись, подобно миражу, пока площадь полностью не опустела. И только звук чужих шагов, сопровождаемый словами Незнакомки, свидетельствовал о появлении главного кукловода.
- Наконец, ты сама решилась навестить меня.

+4

12

Определённо напряжение между присутствующими можно было резать ножом. И Ванесса, кажется, понимала из-за кого всё это происходит. За время знакомства с Дарианом драконид поняла только одно – от него можно ждать всего, что угодно. И это «что угодно» было не всегда в хорошем смысле, даже скорее наоборот, чаще всего речь шла именно о так называемом «плохом» смысле этого словосочетания. Но всё же он был одним из тех, кого Несси могла назвать своим другом, как так получилось? Совершенно непонятно, но, наверно, свою роль сыграла их первая встреча и то, что он её не убил в тот момент, когда имел на это все возможности. Да и на самом деле вампиру, скорее всего, не составит большого труда расправиться с ней и сейчас, но всё же Несс не ощущала опасности от Дариана. Плохо это или хорошо большой вопрос.

- Льстец, - смеется Ванесса, не убирая своей руки от мужчины. Конечно, на все эти разговоры времени особенно не было. Арвэн сама не знала почему пошла сюда, а не домой к Лю, Неви и Дейне. Вполне вероятно Несси решила, что если угроза и существует, то лучше будет попытаться уничтожить её в эпицентре таким образом девочки останутся в безопасности. Тем более среди них была Лю, да и Рэй уже наверняка собирает всю группу. Он умел быстро соображать и действовать согласно ситуации. Так что за своих домашних Ванесса практически не переживала, тем более, если она устранит угрозу, то уж точно ничего страшного не случится.

Неожиданно на этой небольшой сцене появилась ещё одна фигура – знакомая. Несси ожидала увидеть кого угодно, но только не её, не Авелару. Арвэн познакомилась с этой прекрасной девушкой не так давно, но если она тут, значит где-то рядом должен быть и Вальдемар… «Ну и где же ты, Конелл?» Мысленно обратилась к своему старому другу Ванесса. Авелара обращается к Дариану и говорит о том, что здесь небезопасно, но почему-то единственная за кого переживает Ванесса это она. Все остальные, кажется, уже так или иначе были потрёпаны жизнью, в том числе была и сама драконид.

- По… – Несси хочет что-то сказать и подойти к Авеларе, но, видимо, этого ей сделать не удастся. Девушка прерывается на полуслове, делает один шаг и понимает, что начинает падать. Её тело как будто становится слишком тяжелым для её ног, а глаза закрываются сами по себе. Драконид усилием воли старается сопротивляться происходящему, но получается довольно сомнительно. Проиграет она, если сдастся? Здесь был только один ответ, и он вполне однозначен. Конечно проиграет, но она не имеет права это делать. Были те, кого она должна защитить и проиграть сейчас равносильно предать саму себя. Но одной только силы воли совершенно недостаточно, чтобы противостоять чему-то подобному. И совсем скоро девушка проваливается в сон. Сон ли?

Спят твои соседи...

Ванесса с трудом открывает глаза и осматривается. Да, спальное место не самое удобное, но зато до боли знакомое. Это была одна из нескольких карет, принадлежавших группе Несси. Они снова куда-то едут, но вот только куда? Состояние такое, что как будто бы Арвэн и знает, и не знает о том куда они держат путь. Повозка останавливается, видимо Рэймонд решил сделать небольшой привал. Всё-таки обычно они по очереди руководили этой небольшой колонной. Ванесса выглянула из повозки, в которой спала и поймала на себе взгляд Рэя.

- Проснулась? Я уж думал весь путь проспишь, - у мужчины определённо хорошее настроение. Он подходит к повозке Ванессы и подаёт ей руку, чтобы она могла спокойно выбраться из средства передвижения. Рэймонд всегда такой, конечно, он знает, что Несс и сама бы без труда спрыгнула, но таким образом он заботится.

- Конечно, я же должна тебя сменить. Напомни, пожалуйста, куда мы сейчас направляемся, - с улыбкой спрашивает драконид. По мужчине легко можно догадаться, что такого вопроса он точно не ожидал. Хотя, наверно, это Несси было легко сделать всё-таки они уже знакомы больше ста лет. Да и много времени проводили рядом. Поэтому то, что если для стороннего человека эмоции Рэймонда или Ванессы были скрыты, то эти двое могли понимать друг друга без слов. Именно таким образом Рэй понял, что Несс не издевается и её вопрос абсолютно серьёзен.

- Напомни мне, пожалуйста, как так получилось, что именно ты наш лидер, - со смешком говорит мужчина. Но плюс Рэймонда был в том, что он не только ёрничал, но ещё и говорил по делу, так что после того, как он выдержал недолгую паузу мужчина продолжил. - Сама же неделю назад сказала, что мы собираемся во Фьёрдинг, говорила, что там будет концерт, – Несси вздрогнула в тот момент, когда услышала о том месте, где должно быть мероприятие. Фьёрдинг? Почему туда? Конечно, это место, где родилась Ванесса, где прожила больше полутора века, но почему именно сейчас. В момент растерянности Несси к ней и Рэю подошла Лючия.

- Мама, если что Неви спит, что-то случилось? – спрашивает девушка, видя что Арвэн находится в несколько потерянном состоянии. - Да, кстати, ты мне давала прочитать письмо, очень здорово, что мы увидим твою семью, - Лючия протягивает аккуратно свёрнутую бумажку Ванессе, затем Рэй говорит о том, что он продолжит вести этот небольшой караван. Потому что, по его мнению, Несси нужно ещё немного поспать, чтобы прийти в себя. «Что-то не так… Но что?» Ванесса садится в повозку вместе с Лю, где спит Неви. Несси аккуратно, словно боясь разворачивает лист бумаги и читает.

Здравствуй, доченька,
Много лет прошло с тех пор, как ты уехала. Всё реже стала писать своей маме, а я очень скучаю, также, как и твои братья и сёстры. Помню, когда ты уходила, ты сказала, что хочешь увидеть мир. Хочешь узнать, как живут разные народы. В своём прошлом письме ты писала о том, что у тебя это получилось. Даже сказала о том, что удочерила двух девочек. Хотела бы я увидеть своих внучек, пусть и не кровных, но мы всегда готовы принять их как членов семьи Эйтель. Ещё я слышала, что твоя группа сейчас очень популярна, приезжайте к нам во Фьёрдинг. А мы возьмём на себя всю организаторскую часть.
С любовью,
Твоя мама Серенити Эйтель.

Теперь всё вставало на свои места мама попросила Ванессу приехать и, конечно же, Несс не могла отказаться. Отчего-то по щеке девушки прокатилась слезинка, оставляя за собой влажную полосу. Драконид сейчас не могла сказать почему это произошло то ли из-за прочтённого письма, нахлынуло чувство вины, что она так давно не видела близких, но ощущения были другие. Совсем другие. Что-то не давало ей покоя, что-то, но понять, что Несс не могла. От шума чуткий сон Неви прервался, правда, Несс это не заметила. Обратила внимание только когда девушка с рожками, аккуратно стёрла слезинку с щеки своей мамы. Ванесса мягко улыбнулась, крепко обняла Неви и Лю.

Путь до места оказался не таким уж длинным, меньше часа потребовалось. Несси с гордой улыбкой показала музыкантам и дочерям дом, в котором жила семья Эйтель. А своим дочерям Ванесса показала ещё и свою комнату. Неожиданно сама для себя Несс подскочила и бросилась в соседнюю комнату. В ту, которая некогда принадлежала одной прекрасной рыжеволосой девушке. И… И она там была! При чём не одна, а вместе с Шерил.

- ИНИКС! ШЕРИ! – крикнула Ванесса и налетела сначала на одну, а потом на другую с объятиями. Кажется, последняя встреча с Иникс была в Эфирионе, что же сейчас она делала в некогда своей комнате. Но Несси была счастлива, что встретила её здесь. - Вы здесь какими судьбами? Очень рада вас видеть, – Ванесса поцеловала девушек в щёку.

- Твои родители прислали мне приглашение, сказали, что ты будешь выступать, - отвечает рыжеволосая, - как ты знаешь у твоего отца довольно много связей. Твои родители пригласили много кого, возможно, за твоими приключениями кто-то да приглядывал. Иникс улыбается, а Ванесса немного удивлена. То есть получается сегодня группа сможет выступить для всех, кого Несси встретила на своём долгом пути. Но вот правда это всё было снова как-то неправильно… Очень неправильно. Но сейчас Ванесса была в таком восторге, что не могла ясно анализировать.

Девушка выбежала из комнаты Иникс, она хотела направится к отцу, но в одном из коридоров столкнулась с Дарианом. Драконид была рада видеть вампира, но неожиданно в голове появились обстоятельства первой встречи с мужчиной. Несс помотала головой, поздоровалась с Даром и пошла дальше. Правда, теперь все её мысли были связаны с тем, что она «вспомнила». Уже неспеша девушка дошла до комнаты отца.

- Папа! Привет, у меня к тебе вопрос, - задумчиво сказала Ванесса, дожидаться ответа она не стала. А просто продолжила, - что было во время войны между ангелами и демонами? Серьёзно спросила Несси, она одновременно и хотела, и не хотела услышать ответ на этот вопрос. Арвэн совершенно не понимала, что происходит.

- Какой войны? Никакой войны же не было… Ангелы и демоны смогли найти компромисс и построить Эфирион, а дракониды поддержали идею и выступали как нейтральная сторона, - негромко сказал мужчина и улыбнулся. А Ванессу этот ответ только сильнее озадачил. Как же так? Её встреча с Шерил и ещё многими были из-за того, что…

ВСЯ СЕМЬЯ ЭЙТЕЛЬ ПОГИБЛА.

Осознание этого выбило пол из-под ног Ванессы. Она не могла понять, что происходит и это начинало раздражать. Выходит всё это просто обман? Можно ли разломать это? Или, быть может, Несси не права… Не было войны… Не было смертей… А Несс просто отправилась в путешествие, где нашла друзей, дочерей(?) и даже не приезжала навестить своих? Это всё выбивалось из стройного логичного ряда. Возможно, если бы здесь были только группа, дочки и Иникс, Несс бы ещё поверила в происходящее. Но Шерил… Шерил нашла Арвэн на пепелище дома Эйтель, когда последняя была без сил. Это всё иллюзия? Но как из неё выбраться? Доиграть сценарий до конца? А что, если после того, как закончится сценарий окончится и жизнь Несс? Что же делать? Был ли выход? Убить сейчас себя самостоятельно? Но чем это поможет?

Слишком много вопрос и ни одного ответа, который мог бы хоть как-нибудь устроить Ванессу. С трудом ей удалось принять решение – доиграть эту сценку до конца и найти таинственного кукловода. Уж тогда она всё выскажет и даже больше…

Вся группа Ванессы вышла на сцену. Несс посмотрела в зал. «Как жаль, что вы все лишь иллюзия, но всё равно я вас всех люблю. И даже, если я пою последний раз, я рада, что пою для самых близких.» Драконид выдохнула. А потом начала петь, она всегда старалась выложиться на всю катушку, но сейчас это было даже больше. Правда, чем дольше девушка пела, тем больше она замечала, что начиная с задних рядов люди исчезали. Просто растворялись в воздухе. А Ванесса пела, пела ту песню, которую, когда-то сочинила для своих родителей, но им исполнить она её не смогла.

- Мама, папа, - последнее, что говорит Несс, прежде чем родители исчезли.

Правда, сейчас перед Несс спустился огромный чёрный дракон. Страха в девушке не было, она лишь усмехнулась.

- Явился всё-таки…

— Эпоха процветания близится к своему завершению. Настало время вам послушать одну историю. И узнать о своей судьбе. Это будет первый и последний раз, когда я выйду с вами на контакт.

- Люблю сказки, - с мягкой улыбкой сказала Несси и села на край сцены, ожидая обещанной истории.

Отредактировано Ванесса (2024-01-15 21:32:02)

+3

13

От взора могло укрыться многое, когда душа и сердца дрожат от тревоги, но одно точно не смогло ускользнуть - еще одно знакомое лицо, что в иной ситуации вызвало бы лишь счастье. Сейчас, когда Авелара увидела Ванессу, она не могла сказать, что рада встретить свою подругу. Узоры волнующихся мыслей окутывали разум, словно плывущий туман, создавая интригующую симфонию тревоги и нежности. Глаза, пронизанные беспокойством, смотрели на девушку с хмуростью от чуть сведенных бровей, создавая не самое «светлое» выражение лица, кой бывает от улыбки и мерцаний радости в глазах. Ей было тревожно за всех, кто мог пострадать от неизвестной волны энергии, однако нельзя было соврать о том, что близкие, тех кого она знала, не умножали эти эмоции в стократ.
- Я смогу о себе позаботиться. Наверно... - тем временем срывается с губ ответ на слова вампира, когда он обозначает свою точку зрения. Ее что-то привело сюда, что-то неизвестное и знакомое, и с каждым этим шагом внутри разливалась неизвестная сила, которая вселяла некую уверенность в собственной безопасности. Возможно, это была лишь иллюзия, Авелара не могла утверждать наверняка, однако слишком яркое предчувствие не давало в этом усомниться, когда подобная уверенность не распространялась на других – тому свидетельствовали оборванные на празднестве холсты, что не были закончены на радостной ноте.
- Думаю, что вам нужно уйти и... - еще одна оборванная нота, вызванная дрожью второй волны эфира. Омиками не успевает принять руку Дариана, когда тот, вернувшись из омута раздумий, хочет в жесте пригласить ее прогуляться в неизвестность, резко замолчав. Взгляд улавливает перемены, слух ловит странный звук, как если бы кто-то рядом упал наземь, а мысли пустились в рассыпную от неожиданности случившегося.

Тело само поддается вперед в надежде придержать подающего, когда боковое зрение замечает повторение – Ванесса тоже теряет равновесие. Рука пытается словить подругу, удержать обоих, но вес энных слишком велик для одной Авелары, из-за чего колени сразу подгибаются и встречаются с твердостью каменной плитки главной площади. Возможно, колготки спасли кожу от более сильных повреждений, однако даже боль от столь неприятного «поцелуя» на фоне происходящего была чем-то слишком незаметным.
- Э-эй, придите в себя! Ванесса, Дариан! – она пытается привести их в чувства руками, то чуть тряся за плечи, то осторожно хлопая по щекам. Паника и страх – не самая лучшая симфония в такой праздник. В голове крутились кадры, как недавно ее друзья, казавшиеся бодрыми и полными сил, внезапно побледнели и их очаровательные лица сковала неподвижность. Как другие, с коими Омиками не удалось познакомиться, тоже упали в омут беспамятства. В сердце прозвучал тихий удар, словно земля задрожала под ногами. С каждой секундой дыхание становилось все труднее, а сердце забилось в такт с немыми криками беспокойства, стоит мыслям окутаться в вуаль не самых лучших прогнозов. В душе вспыхнул пожар, окутывая каждую мысль пламенем страха и отчаяния. И казалось, что сама суть начала ускользать из-за произошедшего, подобно мелким песчинкам, исчезающих в бездонном океане. Почему это произошло, что за странное чувство начинает пробуждаться и чье присутствие она может заметить – все это было второстепенным, когда важные для Авелары существа просто потеряли перед ней сознание.
До тех пор, пока последний житель Эфириона не погрузился в сон.

Как пламя зажжется в кромешной тьме, так и это чувство от появления неизвестной загорелось в душе. Оно заставило замереть, прислушаться к себе и непонятным нитям, потянувшими назад – туда, откуда, кажется, на нее кто-то посмотрел. Движения топорные, «ломанные», но Авеларе удается полностью повернуться к...она не знала, кто явил свету свой лик и обратил на нее свой взор, спускаясь на пронизанную почти мертвой тишиной площадь.
Застыла, периодически делая лишь вздохи, да моргая глазами, не в силах что-либо сказать и давая губам чуть дрожать. Внешность незнакомки - словно вырезанная из самых красивых шедевров трех миров, окутанная какой-то недосягаемостью и величием. В ее взгляде скрывалась непостижимая глубина, как будто она сумела похитить магию самого вечного бытия. Белоснежные волосы, плавно смешанные с лунным сиянием, обрамляли ее идеальное лицо с изящными чертами. Не нужна была одежда, чтобы сомкнуть ее прекрасный образ, и в то же время даже самый идейный представитель извращенных утех не смог бы посеять в своих мыслях зерно пошлости, если бы ему позволили взглянуть на этот лик.
А Авеларе позволили, и она не знала, что делать со своим дозволением, кроме как забыть обо всем, что пару минут назад тянуло ее грузом тягучих, тягостных эмоций. Не было страха, в точности как плохих дум. В голове словно утих страшный шторм, оставив после себя тихое, спокойное море, от которого не веяло собственной тягой к действию. И поэтому Омиками молчала, не в силах бросить даже слова, стоит высшему, как ей уже успело показаться, существу, произнести ее имя и обратиться к ней.

Невелара? Присутствие? Ава и правда продолжает чувствовать незнакомку, в точности как ощущение нечто очень знакомого. Особенность? Воспоминания? Авелара никогда не считала себя особенной, хотя подобное возможно из-за глупости и нежелания делать себя какой-то исключительной, даже когда об этом могут говорить те, кто заметил «странности». А воспоминания...незнакомка говорит, что что-то покажет, когда Омиками выдернула из всего самое главное, самое желаемое из сказанного, крутя в голове вопросы о собственной памяти. Но кто она, чтобы идти против желаний такого могущественного существа?
Пальцы незнакомки не имеют температуры – они не холодные, ни горячие. Даже не теплые. Авелара чувствует их касание, однако это отличалось от прикосновения другого любого существа. Как если одновременно знать, чувствовать, и одновременно ловить себя на мысли о том, что никакого касания нет – будто реальность дала трещину. Но вот она, склонилась перед ней, затягивая в глубину своих глаз, и Авелара не против повиноваться, опуская свои веки, давая погрузиться в совсем иное место.
То была картина, которую нельзя увидеть если не в пределах снов. Взглянуть на миры в их истинном обличье, как зритель с первого ряда смотрит на спектакль. Ахнуть и не поверить, вглядываясь в черноту холста, на котором были созданы миры. Их мазки, краски, саму суть. Авелара видит, смотрит не веря своим глазам и ощущениям, вглядываясь в миры. Энтерра – мир родной и знакомый. Эдем – мир сложный и неизвестный, сотканный в образ из рассказов ближних и историй Азазеля. Земля - ...Что Авелара слышала от этом мире? Много прекрасного, но не менее и ужасного. О катастрофе, о том, какая она стала, и при взгляде на нее в голове началось противоречие ее облику. Кто ей врет: рассказцы или нынешний холст?
Незнакомка все еще рядом с ней и словно слышит немые вопросы Авелары, наконец решая поведать ей свой сказ. И Омиками слушает. Внимательно, не имея права прервать, внимая каждому ее слову. Ее взгляд золотистых глаз переходит на каждый мир, о котором незнакомка начинает говорить, и...ничего. Вопросов стало лишь больше, ведь пока Авелара не смогла ответить ни на один. Вопрос, вопрос, вопрос. Хочется задать, подать голос, но существо неожиданно переводит тему. Говорит о странном, о непонятном. Прибавляет лишь больше непонимания, незнания, ведь Авелара даже не помнит, кто ее родные родители и кто она вообще на самом деле. Почему ее сила важна для будущего, особенно для конфликтов? Меньше всего Авелара хотела посеять подобного в мир, потому ее уста приоткрываются в надежде наконец-то дать незнакомке услышать свой голос, да только...диалог с ней был уже закончен.

Будь Омиками тогда на ногах, она бы точно потеряла равновесие, стоит пустоте вернуть ее обратно на свое место. Смена картинки, смена всего. Взгляд сразу пытается найти незнакомку, что лишь утяжелила ношу Авы своим появлением.
- П-подождите, я ничего не понимаю! – правда и попытка снова вернуть лик могущественного существа. Жалкая попытка, которая не дала желаемого или ответа хоть на один вопрос, когда в голове зазвучал голос. Нет, несколько тысяч голосов. Словно один, но разные по звучанию, тону, полу. Многослойные, объеденные, создавшие слишком тяжелую для восприятия симфонию, но обязательную – в независимости от желания, эти голоса были прямо в голове Авелары.
- Почему эпоха процветания должна двигаться к концу...? – тихий всхлип от груза эмоций, что были слишком тяжелы. Руки обняли себя за плечи в попытках унять вкус предшествующего шторма...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/78/10073.png

+4

14

[nick]Ева[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/d5/79/2/541659.png[/icon][status]Дочь Богов[/status]

Ненадолго завершив свой диалог с Авеларой, загадочная женщина наконец могла произнести свою важную речь перед жителями Эфириона. На тот момент ещё никто не осознавал, насколько сильно изменится мир вокруг них после сегодняшнего вечера. На этот раз незнакомка решила сменить свой облик. Её фигура, гармонично сочетающая грацию и величие, олицетворяла милосердие и мудрость. Платье же разливалось вдоль её тела, словно созданное из чистейшего света. Из её глаз исходило фиолетовое свечение, загадочное и волнующее, как будто, удерживая внутри несметные тайны и мистические знания. Она оградила свои глаза ладонями, а вторую пару рук вытянула вперед к своей аудитории. На мгновение всё вокруг затихло, не было слышно даже собственного дыхания. От самой девушки не ощущалось эфирного присутствия, хотя для всех было более чем очевидно, что она невероятно могущественна.

- Ева... Меня зовут Ева. Я пришла, чтобы начать новую эру. Вам будет нелегко, но я искренне верю, что вы справитесь. Для вашего же блага. - холодным и уверенным голосом проговорила девушка, пристально посматривая в глаза каждому присутствующему перед ней. Её главной задачей было донесение информации, а всё остальное являлось даже не второстепенной задачей, а лишенным всякого смысла. Более того, сущность не испытывала хоть какой-то близости. Практически все присутствующие были для неё не более чем незнакомцами. Все психологические манипуляции внутри сознания были искусственным отголоском, чтобы выбить себе чуть больше времени на разговор с Авеларой. - Вижу, что вы растеряны, но прошу вас не переживать. Я здесь, чтобы всё прояснить. После этого вы меня более не увидите. - мягким и согревающим голосом сняла немного напряжение Ева, чтобы в очередной раз склонить на свою сторону слушателей, создав безопасную атмосферу вокруг себя.

- Пожалуй, мне стоит начать с самого начала - моего рождения. Миллионы лет назад среди ничего появилось два божества. Вы их знаете, как темное и светлое, а я как своих родителей, если их можно таковыми назвать. Со временем у них появилась сильная тяга к созиданию. Проблема заключалась в том, что холст был лишь один, а творцов пара. Тогда они решили устроить соревнование на лучшее творение, создав каждый по одному миру, исходя из собственного виденья. Так и появились первые миры - Эдем и Земля. Каждый из миров имел, как свои минусы, так и плюсы, поэтому Боги не смогли прийти к единому мнению. Тогда же была создана первая разумная жизнь. На Эдеме появились демоны, а на Земле ангелы и люди. Однако, некоторое время спустя случилась страшная катастрофа, преобразившая Землю до неузнаваемости. Всему же виной стали обычные зависть и гордость темного Бога, что решил улучшить мир своего собрата, увидя в нем большой потенциал, который светлый отказывался по его мнению раскрывать. Тёмный Бог насытил ядро Земли своими темными силами, что со временем вывело его из равновесия. Возжелав объединить два творения, темное божество создало сеть порталов, чтобы демоны, ангелы и люди сблизились друг с другом. Но увы, этого не случилось, ведь на тот момент ядро стало крайне нестабильным. Боги закрыли Землю от Эдема, стерев об этом память у выживших. Ещё через время Боги решили объединить собственные силы, чтобы создать воистину идеальный мир. Тогда на свет появилось их первое совместное творение, рожденное из тьмы и света... Ева. Я. Мое рождение не было спланировано и стало для них неожиданностью, угрозой миропорядку, поэтому меня заточили внутрь невероятно прочного кристалла - Эфирия, сделав ядром нового мира, который затем прозвали Энтеррой. Именно мои силы в итоге привели к образованию магии. Таким образом они решили ослабить меня, разделив всю мою энергию с Энтеррой и её жителями, оставив меня полностью обессиленной, брошенной, обреченной на вечный сон в эпицентре нового творения. - в этой паузе можно было ощутить тонкую нить грусти, разочарования и даже одиночества, окутанного страхом. Казалось, что по лицу богини пробежится несколько капель слез, но этого так и не случилось. За долгое время девушка явно окрепла, разорвав прошлые связи, оставив лишь еле заметные следы былого трепета.

- Если я родилась гораздо позже тех событий, то откуда я могу всё это знать? Во время моего рождения у меня возникла глубокая связь с Богами. Я видела их воспоминания, я буквально их чувствовала, проживала те события, словно бы они были из моей жизни. Не столь важно верите вы мне или нет. Это вам решать, но я должна закончить свой рассказ. Тысячи лет я наблюдала за этим миром, ощущая его колебания, а также огромное количество жизней на поверхности. Со временем я научилась поглощать небольшое количество эфира из окружающей среды, медленно восстанавливая свои силы. Переломным моментом стали эксперименты энтеррцев с порталами при помощи осколка эфирия. К тому моменту я смогла собрать огромное количество энергии, которую при помощи осколка удалось выпустить в атмосферу, прямо к Богам. Эксперимент был признан неудачным, но это было не так. Жители неосознанно помогли мне создать оружие, открывшее разлом в пространстве, засосав в него светлое и темное божество. Отныне они заперты в другом измерении и вряд ли вернутся. Для них вы были не более, чем игрушки. Они игрались с вашими жизнями, строили глупые и эгоистичные пари, но тому времени пришел конец. Отныне вы вольны существовать так, как сами того пожелаете. Судьба миров лежит в наших руках и я верю, что вы построите нечто невероятное, поэтому я объявляю, что с сегодняшнего дня будет вновь налажена связь с Землей! Прошу вас наладить контакт с её жителями. Я верю, что вы на это способны. Земля и её жители стали жертвами жестоких Богов, им было тяжело. Даже вдали от Земли я ощущала их страдания... это ужасная учесть. Они одиноки, брошены, так же, как и я в свое время. Тем не менее тот мир уже начал исцеляться, поэтому вы должны объединится. У вас нет выбора. Когда-то Землю населяли ангелы и люди, но суровые условия вынудили их эволюционировать и адаптироваться к жестким условиям. Вероятно, они даже будут агрессивно настроены, как и любое другое существо перед неизвестностью. Я ждала этого момента большую часть своей жизни и теперь могу воплотить его в реальность. Будьте аккуратны и помните о том, какая ответственность лежит на ваших плечах. Этот тяжелый груз сделает вас гораздо сильнее. И помните, что вы не одиноки. Я всегда буду присматривать за вами, мои дети. - словно исполнив последнюю мелодию, Ева начала исчезать из виду. Белоснежное платье тускнело, словно исчезающая звезда на рассвете. Её фигура растворялась в свете, смешиваясь с бескрайним небесным пространством. В момент её исчезновения в воздухе остался лишь едва уловимый след благословения, словно послание небес осталось в сердцах тех, кто был свидетелем этой божественной встречи. Окончательно испарившись, мир вернулся на свои круги, будто ничего и не произошло. Присутствующие начали просыпаться, вокруг даже не было паники. Эфир в воздухе казался тяжелее, чем прежде, но в остальном все осталось в норме. Вскоре мир объявит об окончании эпохи процветания, а на смену ей придет новое волнительное время, именуемое эпохой возрождения. По всему континенту начнут спонтанно открываться проходы до Земли, а портал внутри Эфириона окончательно прекратит функционировать. Отныне народу Энтерры придется иметь дело не только со своими разногласиями, но и с народами малоисследованной Земли.

Авелара же в последний раз смогла увидеться внутри своего разума с Евой, у которой остались последние слова лично для неё и Невелии. - Авелара, дите мое, отныне и ты свободна. Когда встретишь Невелию, то не забудь позаботиться о ней. Ваша цель заключалась в том, чтобы накапливать для меня эфир. Ты символизировала мою светлую сторону, а Невелия темную. Я - это вы, а вы - это я. Мне нужно было ускорить процесс сбора энергии, поэтому часть моей силы отделилась, приняв физическое воплощение в виде двух сосудов. Затем я даровала вам имена. Первая часть ваших имен даже содержит мое имя, поэтому я буду с вами до конца ваших жизней. Изначально я планировала поглотить вас обратно, но в благодарность я не буду этого делать. Пусть это будет моим даром вам. Часть ваших сил я уже забрала, но часть оставила. В будущем вы всё поймете. Берегите себя, ведь вы ещё сыграете свою роль, а я в свою очередь буду вечно вам благодарна, мои родные... - наконец после этих слов, Ева окончательно исчезла, даровав своим "дочерям" кое-что особое.

+2


Вы здесь » Эфирион » Сюжетные квесты » Мерцание Эфириона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно